Записи за месяц: Октябрь
22:48 

Я хочу стать радугой в твоих ливнях... (с) И.Богушевская
Повзрослев и обзаведясь мужем, ребенком, котами, обычной и музыкальной школами, скрипкой, пианино, изостудией и бассейном, я стала получать острое, яркое и самое что ни на есть реальное наслаждение от прогулок. Если у меня есть возможность во время Викиного хора пройти от музыкальной школы до Золотого Вавилона по осенней улице, побродить полчаса по книжному магазину, выпить кофе в Маке и так же не спеша, не срезая углы, на заносясь на поворотах вернуться за дочерью - у меня возникает ощущение полного счастья, будто я несколько часов протусовалась с друзьями под файер-шоу на Болоте.

Мне стало очень легко получить удовольствие. Пошлое заворачивание себя в плед с чаем, котами и очередным душераздирающим сериалом. Серое небо над головой, моросящий ветер в лицо и тусклое золото под ногами, а в ушах - осенняя Москва или музыка, которой хочется именно сейчас. Вычеркнутое дело в ежедневнике, сделанный звонок, разученная пьеса, чистая посуда, прижившийся куст, минус триста грамм на весах, блестящее полотно волос, урчащие коты - в мире столько радостей, друзья. Мы забываем замечать, фиксировать для себя положительные эмоции, мы подчеркиваем красным помарки и ошибки и стесняемся обвести зеленым аккуратные ровные крючочки, нам все плохо и все не так, а ведь случись что-то по-настоящему плохое - и мы задохнемся от осознания того, как же мы, оказывается, были счастливы.

Все, что нам нужно - это быть в одиночестве тогда, когда хочется побыть одному. Честно признаться себе, мужу и ребенку, что мы никого сейчас не хотим видеть. Что сейчас самое главное в жизни - это кофе, безе и "Война и мир". Так здорово говорить то, что чувствуешь. Однажды понимаешь, что, когда можно говорить все, то хочется молчать. Промолчать в ответ на резкость, промолчать о дневных неприятностях на работе, промолчать, вспомнив давнюю измену. И сказать что-то по-настоящему важное, что-то, что сидит глубоко-глубоко, в самой-самой тебе настоящей - что любишь, что просишь прощения, что хочешь еще ребенка.

И... и я не знаю, что будет впереди, будет ли хорошо или будет как-то иначе, но умение получать удовольствие от простых проявлений этой непростой жизни мне точно пригодится. А вчера был плохой, больной, ужасный разговор, явивщийся результатом нескольких кошмарных ночей с ночными уходами из дома, с бранью, с... нет, не хочу вспоминать. Не было этих ночей, не было этой боли, не было омерзительного чувства, что некуда пойти и даже некому позвонить, не было давно забытого желания подняться на крышу и быстро спуститься вниз... Ничего этого не было. А вот разговор был, и потом вроде все хорошо, но.... но разговор был. И я не знаю как теперь. Но я точно пойду гулять при первой же возможности, и я не буду думать - я буду наблюдать и впитывать в себя этот мир.

10:11 

Я хочу стать радугой в твоих ливнях... (с) И.Богушевская
Вчера мы снова были вместе - впервые за очень, очень долгое время. Он - единственный в этом городе, к кому я всегда могу прийти... и, пожалуй, поэтому я так давно и не приходила.
Он всегда мне рад, у него всегда есть на меня время, я всегда чувствую себя желанной - каким бы он ни был: наполненным радостью и юностью или опустошенный нововведениями. Мы встречаемся - и он обволакивает меня, обнимает, такой изменившийся и такой похожий на себя прежнего. Я смотрю на него - и вижу множество миров, мелькающих перед моими глазами и за мгновение врезающиеся мне в память. Наши встречи всегда недолги, но всегда остаются в душе на месяцы, на годы - я заряжаюсь от него любовью, желанием наблюдать и созидать, ощущением себя настоящей, земной и дышащей. Мой живой, мой дивный, мой глубокий. Столько всего связано, столько всего было, столько всего не случилось.

Я видела полутрезвых друзей - большая молодая компания, все обнимались и болтали каждый о своем, взлетали волосы и сияли глаза.

Я видела двух мужчин, один уговаривал другого не разводиться, убеждал, что все женщины после рождения ребенка такие, потом станет полегче.

Я видела маму и дочку - обе в косухах, с фиолетовыми волосами и очень похожими лицами. У дочки были покрасневшие глаза и потухший взгляд, а мама обнимала одной рукой ее и тихо что-то говорила, а другая рука незаметно от девочки была добела сжата в кулак.

Я видела мужчину лет сорока - он был пьян и танцевал у какого-то ресторана. Танцевал нелепо и не в такт, но на лице было блаженство, глаза полуприкрыты и глупая улыбка. Одна рука что-то сжимала. Я подошла поближе - он держал бархатную коробочку, в каких обычно дарят кольцо.

Я видела стайку девчонок лет восемнадцати - джинсы в обтяжку, спортивные кофты и куртки, маникюр с дизайном и выпрямленные утюжком волосы. Они громко смеялись и матерились, вспоминая какой-то клуб, а на сумках у трех из пяти девочек болтались милые брелочки в виде котиков, радуги или кленового листа.

Я видела двух друзей - негра и, пожалуй, немца. Они разговаривали по-французски - медленно подбирая слова, помогая себе жестами, смеясь, но понимая друг друга.

Я видела водителя какой-то аварийной машины: открыв окно и положив руки на руль, а голову на руки, он задумчиво смотрел на стену Цоя, а в машине - судя по звуку, в телефоне - пел Егор Летов.

Я видела грустного бородатого мужчину с ребенком лет полутора. Папа спрашивал: "Что же нам с тобой теперь делать, сын?..", а мальчонка показывал отцу на голубя и отвечал: "Во! Тица!".

Я видела... я много чего видела. И я впитала в себя этот вечер, и чуть не уснула в метро, и проснулась сегодня другим человеком.

Полночный листопад

главная