Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
09:24 

Я хочу стать радугой в твоих ливнях... (с) И.Богушевская
09.08.2011 в 02:57
Пишет .Тро.:

Вот так находочка)
Ссарафанено у Koupel-Betu~


URL записи


04:32 

Я хочу стать радугой в твоих ливнях... (с) И.Богушевская
Чудесное, беспокойное начало ночи, и потом долгие разговоры о работе, и сон в родных руках... но открытый балкон, голая спина - и вот я уже не могу пошевелиться без стона, а дочь, как назло, затребовала кефирчика и поиграть, а мне так больно, так больно... и, казалось бы, Денис меня уже растер, помог замотаться в шарф и наконец заснул, вымотанный мыслями об офисных интригах, да и непоседыш давно уж спит, раскинув ручки... но мне больно лежать, и я с горя слопала пол-арбуза, включила Битлов и сижу, смотрю в темноте на темное небо, а мужчина в окне соседнего дома все также курит, наполовину высунувшись на улицу, и из одной комнаты доносится мужской храп, а из другой можно чутьем угадать детское сопение...

Муж скоро победит. Уже вот-вот руководство поймет, что послушало не того и поступило не так. Надо всего лишь быть честным, порядочным и прямолинейным - и тогда все танцы недоброжелателей им же боком и выйдут. Я об этом с самого начала ему говорила, но вчера, наконец, он ощутил первый, пока легкий и свежий вкус победы, и был так возбужден и полон предвкушения сегодняшнего триумфа, что еле угомонился. Ничего, ничего. Я вышла за лучшего человека в мире. Пусть он и сложный, и тяжелый, и из себя вывести ох как способен - он честный и до сих пор наивный и доверчивый, но очень-очень сильный, и наплевать мне, кто и что о нем говорит. Особенно эти товарищи, мечтающие занять его место, но при этом не способные выполнить хоть одну, хоть самую простую его функцию, не могущие хотя бы, уж хотя бы задать правильный вопрос...
Ничего. Он вроде бы проигрывает, а в итоге, конечно, побеждает, а я с ним всегда заодно. Так всех и порвем - небось, не впервой.

А вчера он посоветовал мне почитать "Князя Серебряного", сказав, что, судя по аудиокниге, которой он сейчас заслушивается в машине, написан роман в моем любимом стиле - много исторических фактов, старославянских выражений, подробных описаний того быта... И, кажется, я догадываюсь, чем займу остаток ночи: два с половиной часа наедине с неизведанной книгой - что может быть волшебнее и заманчивее?..

19:55 

Я хочу стать радугой в твоих ливнях... (с) И.Богушевская
А сегодня весь день - дождь. Барабанит по стеклу, просит распахнуть окно и впустить в дом свежесть, ветер, надвигающуюся осень. Но - маленькая девочка в желтой футболочке и голубых колготках копошится на полу, вытаскивает из старой косметички кольца от пирамидки, и как же я открою окно, но так жаль, так жаль... Косуху бы сейчас, на Театральную, и через Манежку до Храма Христа Спасителя, и вдоль дороги, и пусть темнеет, и пусть холодает, зато - Москва, и машины, и наушники, а в торбе читанный-перечитанный Ремарк, полбутылки воды и зарядка для телефона, и мчаться бы далеко-далеко, и плевать, что ветер пронизывает насквозь, что метро скоро закроется, что собиралась сегодня заняться-таки дипломом....

Ах, да что же это я, в самом деле. Диплом давно написан и сдан, Ремарк стоит на полке, та зарядка не подходит к этому телефону, а на полу играет принцесса с шестью зубками, длинными ресничками и опять пустым животиком, и надо покормить ее скорее, чтобы была сытой и довольной к приходу папы, и совсем мне не до Москвы сейчас, и не надо, хватит, прошло уж - не о чем и вспоминать...

19:39 

Я хочу стать радугой в твоих ливнях... (с) И.Богушевская
Я играла сегодня с дочкой, и вдруг - интернет-просьба о номере домашнего телефона. И - звонок. Голос из прошлого - такие знакомые словечки-паразиты, известный до нотки грудной смех, и рассказы о самом сокровенном, о том, о чем больше никому, кроме меня, ведь кто же еще знает всю предысторию, кто еще не осудит, кто еще сможет понять и сохранить тайну от многочисленных общих знакомых...

Эх, Совесть, Совесть... мы так классно проводили время в нашей большой мужской компании, и не пускали туда других девчонок (точнее, мы, конечно, ничего не имели против, но они почему-то никогда не задерживались надолго), и забивали пары и целые учебные дни, и наскребали на вафельный рожок в Макдоналдсе, и пели на улице, заглушая магнитофонного Кипелова, и мечтали о косухе, как у Нексуса, и о черных кудрях, как у Ниакриса, и столько всего было, и эти первые влюбленности, и увлечения, и такие серьезные проблемы, Боже мой, завтра контрольная по бухучету, а мы на двух лекциях были в начале семестра, и что же делать, а Нексус, сволочь такая, зовет на концерт сегодня и как же, как же мы можем не пойти-то, ах...

А потом ты ушла в институт, а я осталась на дополнительный четвертый курс, и мы что-то не так поняли друг в друге, и общение вдруг сошло на нет, и ты почти перестала появляться в компании, а мы с мамой говорили о том, что не такие уж, видимо, были и подруги....

Но в прошлом году ты написала, что у тебя тоже скоро будет ребенок - и дружба во всех социальных сетях, и ты, оказывается, вышла замуж, и в январе ты родила мальчика, и нам теперь, конечно, есть о чем поговорить, и мы, наверное, встретимся на следующей неделе и... и...

И, знаешь, я и не подозревала, что так соскучилась по тебе, моя Совесть.

23:45 

Будь ко мне ближе - и рухнут заклятья...

Я хочу стать радугой в твоих ливнях... (с) И.Богушевская
Ночь. Дочь накупалась, наигралась, наелась - заснула, убаюканная германовской колыбельной и укрытая милым зеленым одеялом со слониками. Муж, измотанный проблемами на работе, приехал домой и лег спать - я не разбужу его до завтра, а утром мы поедем в маленький домик, и на столе будут шашлыки, и у меня на коленях маленький поросенок начнет грызть огурчик или печенье, и наш папа выпьет пива и, может быть, даст-таки своим чувствам волю, выскажет все, что накипело на душе из-за офисных танцев за его спиной.

А из колонок льется дивный, забытый за делами голос Богушевско. Рядом дымится восхитительная осенняя чашка, простой чай из которой кажется напитком богов. Я задумчиво глажу пальцами клавиши и думаю, думаю. Спать вроде бы хочется, но мысль о том, что нужно будет выключить компьютер, встать, принять душ и лечь, отчего-то неприятна. Грезится, вечно бы так сидела, по кругу слушая чудесные песни.
Мои волосы теперь нечасто бывают распущенными: дома они убраны в высокий пучок - уж больно Вике нравится их дергать, - а на улице это коса или хвост. Мои ногти, наверное, так никогда и не вспомнят вкус яркого, насыщенного лака, довольствуясь бледно-розовыми и телесными оттенками. Когда похолодало, я радостно надела косуху - но русые пряди нещадно цеплялись за молнии, плечам было тяжело, а встречные, казалось, хихикали надо мной. Сняла и положила в корзину коляски.

А клавиатура - она, знаете, живая. В полумраке буквы посмеиваются, подчеркнуто вежливо подчиняясь моим пальцам. Промежутки между ними поскрипывают под ногтями, и этот скрип помогает музыке разлиться по всему моему телу, и этот дым из чашки, и яркие окна соседнего дома, а тут последний этаж, и прямо надо мной, и вокруг меня, и во мне - бездна воздуха, свободы... пустоты...?

Вдохновение молчит. Не могу сесть и начать писать. Интересные мысли приходят в самые неожиданные моменты, в самых неподходящих местах - и негде записать, и никак не запомнить, а дома дочь, муж, вечная глажка, постройка башен, и к компьютеру - уже в ночь, и голова устала, и ни о чем не думается... И мне так хочется хоть на полдня вырваться отсюда, и побыть с друзьями, как будто мне снова двадцать, и я еще никому ничего не должна. И, может, получится сделать это в ближайшее время - но страшно, что понравится, и потом будет еще тяжелее вытирать пыль и показывать Лялечкин носик.

А Денис... с Денисом мы вдруг стали меньше спать по ночам, и раздражение уходит потихоньку, и разговоры, разговоры - вновь разговоры, вновь его переполненная пепельница на балконе, вновь желание поделиться, посоветоваться, помечтать. Ничего-ничего. Мы прорвемся, и никто еще, кроме меня, не знает о рабочих делах, и я поддержу, и не попрекну деньгами, когда их станет ощутимо меньше, и заставлю опять поверить в себя, встряхнуться и идти дальше. Кто, если не я.

Полдвенадцатого - ночь еще не наступила толком, а в воздухе витает то необычное, что я раньше замечала в районе двух-трех часов. Все меняется, все становится иначе. Это взросление, или цинизм, или опыт - или все вместе. Я стала философски воспринимать многие свои и чужие проблемы. Меня перестали до слез трогать сериалы и мелодрамы. Мне подчас хочется побыть одной, и я уже научилась жить в тишине, нарушаемой лишь Вичкиным воркованием. Я перестала дергаться о будущем, я все равнодушнее думаю о той женщине - второго августа был год, как я прочитала их любовные письма, - хотя прекрасно понимаю, что они продолжают общаться. Я перестала дергаться о будущем, да-да. Оно само как-то пересталось.

Так классно сидеть в темноте, и в одной закрытой комнате - детское сопение, в другой - мужской храп, а из колонок - нежность и женственность, и снова дымится чай в осеннем Париже, а клавиатура послушна, хоть и насмешлива, и мне как-то так сладко, так сладко и томно...

20:49 

Я хочу стать радугой в твоих ливнях... (с) И.Богушевская

Вот уж не в первый раз за последние несколько недель у меня спрашивают: "Кстати, а ты, случайно, не пишешь/не издаешься/не думаешь посвятить этому свою жизнь?". Я неизменно отвечаю: "Да нет, давно не пишу уже, издаваться в голову приходило лишь во сне, а посвятить свою жизнь тому, к чему у меня нет таланта, а есть лишь некая способность, кажется мне нелогичным и неразумным"... И все вроде понятно, кроме одного: раз вопрос возникает - значит, есть какие-то основания для него, правда?

И, может, стоит написать наконец историю Высокого Уличного Фонаря? Или рассказать о приключениях Старой Клавиатуры? Или вспомнить-таки про девушку, отправившуюся перед самоубийством на рок-концерт, но спасшую от гибели под машиной маленького мальчика, у которого оказался чудесный папа? Или все же написать письмо Алексею, которое он никогда не прочитает, но в котором кто-то может узнать свою боль? Или даже рассказать заранее Вичке, какая она классная сейчас и какой счастливой будет всю жизнь?..

Все это хорошо, конечно... но как страшно оказаться пустой, банальной, пафосной...


21:11 

Я хочу стать радугой в твоих ливнях... (с) И.Богушевская
11.07.2011 в 01:36
Пишет Тень:

Может быть, вы знаете, что руководитель одной из крупных компании выжил в атаке 11 сентября, потому что повел своего сына первый раз в детский сад.

Другой парень остался жив, так как была его очередь идти за пончиками.

Одна женщина опоздала, потому что ее будильник не прозвенел вовремя.

Кто-то опоздал, застряв в пробке на автостраде Нью-Джерси.

Один из них опоздал на автобус.

Одна женщина пролила кофе на одежду, и ей нужно было время, чтобы переодеться.

У кого-то не заводилась машина, кто-то вернулся, чтобы ответить на телефонный звонок.

У другого ребенок тянул резину и не был готов вовремя.

Один не мог поймать такси.

То, что особо впечатлило меня, это мужчина, который надел тем утром
новые туфли, добирался до работы различными средствами, но прежде чем попасть туда, заработал на ноге мозоль. Он остановился в аптеке, чтобы купить лейкопластырь! Вот почему он сейчас живой.

Теперь, когда я застреваю в пробке, не успеваю на лифт, возвращаюсь, чтобы ответить на телефонный звонок… Когда случаются все эти мелочи, которые раздражают меня, я думаю про себя, что это именно то место, где Бог хочет, чтобы я находился в данный момент. В следующий раз, когда вам кажется, что утро идет не так, дети одеваются медленно, вы не можете найти ключи от машины, стоите на каждом светофоре, не расстраивайтесь и не выходите из себя - Бог работает, охраняя вас.

URL записи

20:06 

Я хочу стать радугой в твоих ливнях... (с) И.Богушевская
Да... А мне хочется сейчас поехать в Питер - погладить стопы друзьям-Атлантам, улыбнуться цветам на куполе Спаса на Крови, прикоснуться к ветреной Неве, вдыхая ее особый запах. Мне хочется в Питер, в Ярославль, в Волгоград, в Киев, в Лондон, в Барселону, в Прагу, в Париж, в Нью-Йорк, в Берлин... Мне хочется туда, туда и еще желательно побывать вон там, и отметиться вот здесь, и чтобы однажды я могла сказать себе, что да, я-таки объездила весь мир.
Но - дочка маленькая, синеглазая и обожает воду, и, пожалуй, лучше Турции для детей еще ничего не придумано. А у Дениса скоро, может быть, наступит отпуск, и мы, может быть, съездим на море и еще, может быть, я не буду там вспоминать те хмельные звезды...

Он так и не позвонил. Как хорошо. Я все время думаю о том, что было бы, если бы позвонил. Я не знаю. Скорее всего, я бы отказалась от встречи, потому что в прошлый раз я просто себя испугалась. И себя, и его, и наших закружившихся голов, и у обоих семьи, супруги и дети, и все ведь уже в прошлом, и да, конечно, жаль, что так все вышло, и нет, ну за что ты просишь прощения, все в порядке, у тебя сын, у меня дочь, и четыре года уж прошло, и я совсем-совсем не вспоминаю о тебе, когда в утренних новостях вдруг репортер с твоим именем и фамилией, и не нужно, нет, ничего не будет, это все неправильно, и твои плечи, твои глаза, твои волосы, твой смех - это все так не правильно... так не нужно... так не вовремя...

И мне ведь все равно, и я ведь так люблю мужа и дочь, даже затылок которой - папин, и я вовсе не жалею о прошлом, просто когда это все бередится, когда мне приходится вспоминать и переживать все заново, когда на меня нет-нет, да и нахлынут пруд у Новодевичьего, арка в Ясенево, нетерпеливым махом сбрасываемые со стола книги и карандаши, неодобрительные взгляды соседей и черт возьми, да, те самые звезды в Турции... тогда мне вдруг кажется, что все как-то не так, что я проживаю не свою жизнь, что у меня все должно быть так, как тогда - ярко, остро, тяжело, бездумно, самозабвенно...

09:16 

Я хочу стать радугой в твоих ливнях... (с) И.Богушевская
Обязательно к прочтению [J]Ius Vitae ac Necis [/J]


07.07.2011
в 23:51
Пишет мурашки..:

07.07.2011 в 21:04
Пишет Syaitan:

Техподдержка: — Слушаю вас.

Клиент: — Э-э-э-э-э... после некоторых раздумий и сомнений, я решил опять инсталлировать «Любовь». Могли бы вы мне помочь?

Техподдержка: — Разумеется. Если вы готовы, то начнем прямо сейчас.

читать дальше

URL записи
URL записи

18:32 

Так, понравилось отчего-то

Я хочу стать радугой в твоих ливнях... (с) И.Богушевская
22.12.2010 в 15:37
Пишет Dismal Autumn:
Тебе
"..здравствуй
я так давно не говорила с тобой
и уже почти ничего не знаю о тебе
не знаю, о чём ты думаешь по утрам, выкуривая первую сигарету
наверное, ты давно не вспоминал меня

здравствуй
я так давно не смотрела в твои глаза
что я, кажется, забываю, какого они цвета

здравствуй
а я иногда думаю о тебе ночами
недавно мне приснилось наше лето
я не знаю почему и к чему это

здравствуй
мы так давно не гуляли вместе
что я уже забываю, что такое держать тебя за руку
забываю, как можно чувствовать твоё дыхание

ну, здравствуй
а знаешь, я помню, меня ты тоже когда-то любил.."

URL записи

14:40 

Я хочу стать радугой в твоих ливнях... (с) И.Богушевская
Подумалось вдруг - а не показаться ли вам снова, дорогие мои?))

Много))

18:16 

Я хочу стать радугой в твоих ливнях... (с) И.Богушевская
Я много, очень много думаю в последние дни.

О том, что мой муж готов горы свернуть на даче моей семьи. Перестроить хозблок, поправить крыльцо, соорудить беседку. Чтобы снова задышал наш осиротевший участок. На все мои вопросы "Денис, зачем тебе это?!" он отвечает лишь "Ира, твоя семья мне не чужая". Он разговаривает с моим дедом, смотрит волейбол с моим братом и целует в щеку мою маму, здороваясь и прощаясь. Мне хочется что-то понять. Я, кажется, уже почти что-то поняла вчера ночью, когда он, улыбаясь, чистил мне креветки, параллельно обсуждая с Алешкой матч.

О том, что, когда через полсуток полного молчания на днях я подошла к нему, уткнулась в плечо и прошептала что-то жалобное - он жадно меня обнял, и в следующие несколько минут мы простили друг другу все будущие грехи. И потом царапнулись пару раз лишь - в первый все как-то на нет сошло, а во второй он, покурив, подошел и попросил прощения. Как-то искренне. Как-то... впервые?..

О том, что у Виктории вылез вчера четвертый зуб, она сидит, ползает, встает и ходит вдоль дивана, а я все никак не могу привыкнуть к слову "дочка". И когда она на прогулке, радостно взвизгивая, протягивает мне свои пяточки, чтобы я их пощекотала, у меня что-то сжимается в груди, и перехватывает дыхание, и слезы вдруг, и я сажусь перед ней на корточки, вглядываюсь в веселые серо-голубые глаза с длинными ресницами, и не могу понять - кто она? о чем думает? почему так тянется ко мне? заслуживаю ли я этого ангела, своим кокетством вызывающего улыбки у всех докторов, очередей, прохожих?.. как это так получилось, что у нас с Денисом долго-долго ее не было, и вдруг она появилась?..

О том, что Алексей не позвонил ни седьмого, ни восьмого июля, как обещал три месяца назад. Как я ждала и как боялась этого звонка! Слава Богу - я искренне счастлива, что этого не произошло. Не смог, забыл, испугался - неважно. Главное - он не позвонил, и это чудесно.

О том, что уходит куда-то та "глубокая депрессия", в которой я находилась в последние несколько месяцев. Уходит резко, не прощаясь и не оставляя грустного послевкусья - я слышу ее затихающий стон и не понимаю, почему так происходит. Казалось бы, все по-прежнему - а что-то неуловимо изменилось. Во мне, в виде из окна, в ощущении времени. Все как-то иначе. Что именно? Что произошло? Какие слова были сказаны, кем и когда они были произнесены? Какой образ пролетел во сне, сделав меня вдруг счастливой?..

Вот об этом я и думаю в последние дни.

10:25 

Я хочу стать радугой в твоих ливнях... (с) И.Богушевская
...Ну впрочем да, когда жене хочется внимания мужа прямо сейчас - это ненормально. Она должна радостно и позитивно дождаться, пока он наестся, насмотрится телевизор, выспится, соберется на работу, вернется с работы, наестся, насмотрится телевизор, выспится и тогда, может быть, будет выходной день. отключенный интернет и сгоревшая Останкинская башня. А еще сломанная электронная книжка, разряженные телефоны и машина где-нибудь в далеком сервисе. Тогда у жены есть надежда на полноценное пятиминутное общение, пока мужу не захочется подремать полчасика до завтра.

17:10 

Я хочу стать радугой в твоих ливнях... (с) И.Богушевская
Семь месяцев, почти восемь килограммов, шестьдесят восемь сантиметров, один зуб. Обожает, когда вокруг много людей, целоваться и неваляшку. Любит пюре из картошки с тыквой, яблоко с кабачком и овсяную кашу. Терпеть не может вытирать моську после еды, лежать на спине во время переодевания и слишком долго быть на руках. Говорит бабаба, вавава, мамама и, когда смеется, гыыыы. Любит родителей, слушает папины песни и мамино цокание языком. Восхищается увиденным в зеркале и всячески это увиденное соблазняет.

Дочка. Маленькая. Я еще в сознании - только ради нее.

22:24 

Я хочу стать радугой в твоих ливнях... (с) И.Богушевская

Я иду по улице - волосы струятся под ласковым ветром, ногти блестят на солнце чудесным неопределенно-перламутровым цветом, каблуки стучат ровно и быстро, грудь привлекает к себе взгляды даже под свободной блузкой. Я иду по улице - и не могу отвести глаз от дочки: она сонно смотрит на меня, тень от длиннющих ресниц падает на щечки., беззубый ротик очаровательно улыбается, а пальчики подробно изучают вязаный желто-красный костюмчик. Я иду по улице - и понимаю как-то вдруг, внезапно, что, собственно, у меня все есть: семья, здоровье, жилье.

Я неожиданно успокоилась. Ни с того ни с сего - просто успокоилась в один миг, просто идя по улице и улыбаясь ребенку.

Сейчас новая стенка заполнена книгами, которые наконец убраны из детской. На гладильной доске лежит стопка свежевыстиранного белья. Из кухни доносится запах моего дебютного борща.

Пожалуй, у меня есть все, чтобы я чувствовала себя счастливой.


12:04 

Я хочу стать радугой в твоих ливнях... (с) И.Богушевская
Я не знаю, справимся ли мы в конечном счете. Но что я никогда и никому не позволю оскорблять моего мужа - это гарантирую. И что он за меня порвет любого - тоже знаю не понаслышке.

20:41 

Я хочу стать радугой в твоих ливнях... (с) И.Богушевская
...А ровно через две недели у нас годовщиа. Ситцевая свадьба, ага.


Какая-то она слишком уж ситцевая.

19:47 

Я хочу стать радугой в твоих ливнях... (с) И.Богушевская
...Чтобы я еще хоть раз глянула при нем на какую-то шмотку... чтобы я еще раз попросила мороженого или сладкой ваты на ВДНХ... чтобы я еще хоть раз заикнулась про стенку в большую комнату, дабы освободить наконец дочкин шкаф от книг...

Да ну нахрен, ей-богу. Без всего обойдусь. На его деньги только ему продукты покупать буду. А у меня пособие две с половиной тысячи - продержусь, вряд ли долго осталось. Заодно и похудею наконец, на крупах-то да на овощах замороженных.

Как же противно, а... как же противно...

19:18 

Я хочу стать радугой в твоих ливнях... (с) И.Богушевская
Ах да, еще в этом изумительном месте прописан наш ребенок, да. Ну и что, что сама я ни на какую прописку тут не претендую? Все равно - будь благодарна, женщина. Ведь гораздо круче жить на северной окраине Москвы, чем на южной. 0_о

18:42 

Я хочу стать радугой в твоих ливнях... (с) И.Богушевская
...Оказывается, я должна теперь "на задних лапках ходить", потому что он содержит нас с дочкой. И потому что он может уволиться и заниматься домом и ребенком, а я, если пойду на работу сейчас, не смогу его обеспечивать. И просто потому что должна. Оказывается, я постоянно вынуждаю его покупать мне какие-то вещи. Оказывается, я хоть и никогда ни о какой покупке лично для себя не просила, но я намекаю, вздыхаю и у меня портится настроение, когда он мне чего-то не покупает. Оказывается, я не уважаю его как добытчика, не ценю его заработок, а что отказалась поехать на Валдай на майские, ибо дороговато выйдет, и что ни разу мы не заходили в любимый нами "Fachion House" по моей инициативе, и что у меня реально нет никакой заначки на свои булавки, ибо я предпочитаю прозрачность в трате денег, зарабатываемых мужем - это все ерунда... это черт с ним... главное - что я должна ходить на задних лапках. Никогда не перечить, всему радоваться, быть тихой, послушной и покладистой женой, а после декрета мне необходимо построить карьеру - так, чтобы он чувствовал, что деньги в семью приносят оба.
Все так красиво и логично с его слов. Вот только, черт возьми, что-то меня во всей этой истории все же смущает.

На задних лапках я должна ходить. Благодарная за то, что приютил меня, непутевую, замуж взял да ребенка сделал. А то кем бы я сейчас была - без него-то. А так у меня ведь райская жизнь - в центре окраины Москвы, в трешке без двух дверей и с крошечной кухней, без друзей толком, зато с любимым мужем. Видимо, на задних лапках я должна ходить в благодарность именно за то, что полюбила его.

Потрясающе.

Полночный листопад

главная