• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
14:28 

Я хочу стать радугой в твоих ливнях... (с) И.Богушевская

Ну, вот оно почти и наступило - Завтра. Завтра я наготовлю и заморожу последнюю порцию котлет для Дениса и сварю свежих щей, чтобы они дождались его возвращения. Завтра мы погрузим в машину бОльшую часть его вещей - здесь оставим по минимуму, чтобы потом он мог быстро собраться и уехать. Завтра я навсегда попрощаюсь с этой квартирой и с этим городом - забавным, но не ставшим мне родным, не принесшим мне счастья, разделившим мою жизнь на "до" и "после". Завтра я начну осознавать, что осталось два дня до нашей-последней-разлуки.

Послезавтра я увижу маму, с которой никогда не расставалась так надолго, и поздравлю - МЫ С МУЖЕМ поздравим - бабушку с дедом с Изумрудной свадьбой. Послезавтра мы постараемся попасть на УЗИ и посмотреть, как дела у нашей красавицы. Послезавтра мы еще будем счастливы, потому что впереди будут целые сутки.

Субботу и последнюю ночь я проведу с Денисом, а потом Пассат грустно просигналит мне что-то вроде "Потерпи... совсем чуть-чуть...".
В вокресение вечером или в понедельник я увижу Нексуса и Хеллса - у меня ощущение, будто меня с ними не было несколько месяцев - а прошло лишь четыре недели. В понедельник я официально уйду в декрет, проставившись на работе и на пару лет попрощавшись с режимом "9.00-18.00".

И - все пойдет, как раньше: встречи с ребятами для "чтобы-не-думать", интернет, смс, звонки, "ночи без мягких знаков - глухие мужские ночи" и прочее, и прочее...

Три недели. Мне бы продержаться. Я с ума схожу, думая, что ему еще три недели возвращаться в пустую голодную квартиру и ложиться в холодную постель, с которой снято и увезено фантастическое белье.








Мне страшно при мысли, что он когда-нибудь оставит меня.


@музыка: ...Не знаешь ты, в чем для меня твой гордый профиль виноват...

11:52 

Я хочу стать радугой в твоих ливнях... (с) И.Богушевская

....Курили в окно, считали до ста,
И от безделья немило дразнили луну...
(с) Адо

Вчера Денис познакомил меня с потрясающей парой - своим коллегой и его женой, когда-то бывшей предшественницей Дениса в их Компании.


Сергей - директор производства лет пятидесяти с добрейшей улыбкой, лучистыми морщинками вокруг теплых глаз и затаенной любовью к классическому тяжелому року.
Наталья - ИТ-директор за тридцать с изящной фигуркой, живейшей мимикой и искренними, непосредственными реакциями на происходящее.

У него есть два взрослых сына от предыдущего брака, у нее - десятилетняя Настя от одного из двух бывших мужей, а у них - полуторагодовалая Леночка, о которой Сергей говорит с такой всепоглощающей любовью, с таким обожанием, что Денис, кажется, даже позавидовал, что ему это все еще только предстоит.
Они живут вчетвером в трехкомнатной квартире, отделанной с исключительным вкусом - очень светлой, очень яркой, очень уютной. Стены увешаны свадебными фотографиями (они женаты меньше года). детская застлана розовым ковром с диснеевскими принцессами, а в огромной ванной есть джакузи и плитка с выпуклыми виноградными гроздьями.
Нам показывали сотни детских фотографий - с самой выписки Натальи и Лены из роддома до снимков, сделанных пару недель назад, - рассказывали про коляски и кроватки, обсуждали работу и музыку. Денис пил виски с колой, смеялся и иногда окидывал меня нежным взглядом, а я любовалась одной из самых гармоничных пар, каких я вообще когда-либо встречала. Они вместе уже четыре года - не так много, если вдуматься. Но эта спокойная, счастливая любовь - без ежесекундных объятий, сюсюканий и слащавых заигрываний - двух взрослых, вволю наобжигавшися людей - это то, о чем я мечтаю. Ироничное отношение к семейным неурядицам, с-п-о-к-о-й-н-ы-е рассказы о всяких трудностях, вдумчивое обсуждение работы, детских забот и прочих жизненных проблем - и уют, спокойствие, ласковые взгляды друг на друга, незаметные для нас поглаживания по руке - так, мимоходом, но чтобы было теплее, - шутливое кокетство и отсутствие какой бы то ни было наигранности в разговоре и интонациях - кажется, теперь я понимаю, как должна выглядеть моя идеальная семья.

Хотя, конечно, Денис другой и я другая, да и опыт у нас, конечно, совсем иной. Но в целом, по сути - хочется быть счастливыми именно так: спокойно, уверенно и радостно.




А пока мы доживаем последние четыре дня вдвоем. Потом будет поездка в Москву, где он съездит на собеседование, побудет на нашем семейном торжестве, посвященном Изумрудной свадьбе моих деда и бабушки, и уедет обратно еще на три недели. А я останусь - сдавать анализы, гулять по городу и ждать его.
Это будет наша последняя-последняя разлука. Когда он вернется - мы возьмемся за мелкие переделки в квартире, поездим по детским магазинам и начнем уже совсем внимательно следить за дочкиными пинками: в последнее время она стала очень активно шевелиться по вечерам, как будто пытается перевернуться вверх ногами - я побаиваюсь, не означает ли это скорых родов.

Это будет наша последняя-последняя разлука. Я молюсь, чтобы у нас хватило сил на эти последние три недели - после месяца обнимающихся ночей нам вряд ли легко заснется на расстоянии. Поменьше переписок, побольше звонков, почаще улыбаться друг другу.
Я очень переживаю, как он тут будет один. И я заранее катастрофически скучаю по этому человеку.

Это будет наша последняя-последняя разлука.

23:23 

Я хочу стать радугой в твоих ливнях... (с) И.Богушевская

...В панцирь.


09:18 

Я хочу стать радугой в твоих ливнях... (с) И.Богушевская
А еще он пообещал мне сделать широкий подоконник в большой комнате. Такой ширины, чтобы влезала моя попа и большая кружка с чаем.Тогда, дожидаясь мужа с работы или будучи не в состоянии заснуть, я заберусь на эту красоту с ногами и буду смотреть в шторы окон напротив. И во двор. И на деревья. А зимой - на то, как падает снег, белой тишиной убаюкивая нашу дочку.

До семнадцатого сентября осталось уже меньше месяца.

09:12 

Я хочу стать радугой в твоих ливнях... (с) И.Богушевская

Ирина (17.08.2010 09:17)
знаешь, я очень хотела бы остановиться на чем-нибудь

Денис (17.08.2010 09:17)
в смысле?

Ирина (17.08.2010 09:21)
ну... дурацкое ощущение - я не могу ни полностью доверять, ни полностью знать, что ты лжешь. я прекрасно понимаю, что твои слова о том, что вы даже не целовались - это лукавство. мне действительно было бы легче, если бы ты сразу рассказал все как было. в то же время ночью ты называешь меня по имени, не просыпаясь - и это тоже о многом говорит.
я просто хотела бы какого-то четкого состояния для себя - либо верю, либо нет. но все так зыбко, так переменчиво...

Денис (17.08.2010 09:34)
Мне казалось что мы уже по этому вопросу остановились...
вроде как решили что ты мне доверяешь...
Ладно, давай с начала.
Понимаю, что я дал повод для сомнений, но нельзя же всю жизнь сомневаться...
конечно. тебе непросто, но что бы там ни было - ведь я с тобой, я живу и работаю на нашу семью, не гуляю и не завожу любовниц. Да, мы общались, это зашло дальше, чем должно было. Да, стоило рубануть как-то жестче и раньше. Но так или иначе это закончилось.
Я свой выбор сделал уже 3 года назад и что бы у нас не происходило он неизменен. Ириша, я ведь с тобой!

Посмотри на это и с другого конца. Ты нашла "скелет в шкафу", который не должна была найти. То есть ты увидела всю мою поднаготную. Ну и так ли она ужасна? Ты прочитала письмо, в котором я фактически говорю другой женщине - удачи, у меня другая дорога. Да, берегу ее самолюбие, да, отмечаю что-то хорошее, но только и всего. Главное-то - я был и остаюсь с тобой!

Это лишнее подтверждение того, что не зыбко все, а железобетонно.
Разве нет?

Ирина (17.08.2010 09:38)
да, наверное... прости, эта ситуация никак не идет у меня из головы - невольно кручу ее так и эдак

Денис (17.08.2010 09:48)
Хорошо.
давай по-другому. Взглянем на ситуацию твоими глазами.
Ты узнала, что я тебе не рассказал про поездку, не рассказал, что отношения с ней были довольно близкими, далеко зашедшими. Ты также знаешь, что меня не удержать ни ребенком, ни слезами, ни бытом, ни работой, ни деньгами. Решу - уйду при любых условиях.
Из письма становится понятно, что при одном моем слове я мог бы быть с ней.
Разве не достаточно того, что остался с тобой?

Ирина (17.08.2010 09:50)
пойми, я боюсь, что в сентябре она все силы кинет на то, чтобы ты остался с ней или хотя бы как можно ярче ее запомнил... ну мы ведь обе женщины, я прекрасно понимаю, что она сейчас чувствует...
и мне страшно, что ты так потом и будешь вспоминать и сравнивать, и сравнение это будет совсем не в мою пользу.

Денис (17.08.2010 09:53)
Во-первых, для сравнений у меня не хватит данных. Я конечно просто мужик, но соображаю, что этап завоевания и привязывания мужика - это одно, а совместный быт - совсем другое. У нас с ней не было быта, секса и проч. Сравнить собственно нечего.
Во-вторых, И ГЛАВНЫХ - ты мне родишь МОЮ дочь! Тут уж точно нет шансов сравниться

Ирина (17.08.2010 09:57)
вот-вот - дочка все и решает.
ладно, Дениска. ты прости меня, правда. у тебя куча работы, а я тут с глупостями... все пройдет - только скорее бы домой вернуться.

Денис (17.08.2010 09:59)
Почему тебя так раздражает этот аргумент? Для меня женщина, которая носит моего ребенка - неземное существо! Разве это обидно?

Ирина (17.08.2010 09:59)
нет, что я - неземное существо - это не очень обидно))))))))))))))))

Денис (17.08.2010 10:00)
тогда почему это плохо?

Ирина (17.08.2010 10:01)
да не плохо, малыш, это просто тараканы, что если бы не дитеныш - ты бы оставил меня, она бы развелась с мужем, и вы были бы вместе

Денис (17.08.2010 10:09)
На счет если бы не ребенок - не люблю сослагательных наклонений.
Была бы другая ситуация без ренка - была бы. Какая - не знаю. Но одно - факт. Я никогда не сравнивал вас и никогда не была бы ситуация ухода от тебя к ней. Может, мы бы расстались с тобой, может, продолжали бы - не знаю. Но уходить от тебя к ней не думал никогда

Ирина (17.08.2010 10:10)
черт возьми, Денис
мне было так важно, чтобы ты это сказал...

Денис (17.08.2010 10:11)
всегда пожалуйста)


09:05 

Я хочу стать радугой в твоих ливнях... (с) И.Богушевская
Черт возьми, мне хочется постоянно писать, чтобы выплеснуть, вышвырнуть из себя тот склизкий комок сомнений и недоверия, который мешает мне жить... но я не умею сказать обо всем так, чтобы было понятно и близко, мне остается лишь почти бездумно и быстро поглаживать клавиши, практические не понимая, что при этом я вижу на мониторе - просто я, наверное, разучилась писать, разучилась себе верить, разучилась бесшабашно радоваться мелочам... Денис в минуты откровения просит меня никогда не терять способности быть откровенной и открытой, но когда я пытаюсь поделиться с ним тем, что тревожит - я натыкаюсь на стену из обиды, непонимания или явной насмешки. И тогда мне хочется закрыться, запереться, зажаться, чтобы он никогда больше не сумел заглянуть внутрь меня, потому что тогда я просто начинаю его бояться, и, черт возьми, ни к селу ни к городу вспоминается Лешка, о том, как ярко и порой жестоко, но все же честно и открыто все было, как я могла в лицо послать его, и он отвечал мне, но мы хотя бы могли высказать все друг другу... А тут я постоянно боюсь его реакции, его обиды, его непонимания, его неуюта...
И я постоянно думаю о том, как в конце августа он привезет меня в Москву, а сам на две с половиной недели вернется обратно, и будет один или с ней. и каждую свободную минутку, каждый миг будет посвящать ей, ее проблемам, ее губам, ее голосу... Да-да, я знаю, что нужно либо расстаться, либо доверять, и я, может, хотела бы расстаться, если бы была на сто процентов уверена в том, что он думает о ней, или могла бы доверять, если бы чувствовала, что он только мой, но я не могу убедиться ни в том, ни в другом, потому что не получится больше откровенного разговора, потому что все, что он мог сказать - он уже сказал, остальное будет уже казаться фальшивым и надуманным, и у меня будут один за другим возникать вопросы, и он вполне справедливо может устать от этого и закрыться, но я не могу так больше, все это разрывает меня, лучше бы он честно признался в том, что было - я просто чувствую, что это было, и я никогда не думала, что мне это так важно... но сейчас он постоянно переписывается с кем-то - это может быть и по работе, но я всякий раз так и ощущаю эти буквы, складывающиеся в "милая", "принцесса", "любимая", и отправляемые не_мне...

И я так хотела бы поговорить с ним об этом, но он только рассердится и скажет, что я унижаю его своим недоверием...

08:44 

Я хочу стать радугой в твоих ливнях... (с) И.Богушевская
И никогда, никогда больше не называй меня принцессой...

08:35 

Я хочу стать радугой в твоих ливнях... (с) И.Богушевская

Мне так нужно говорить с ним об этом... так нужно, чтобы он убеждал меня, что все давно закончилось, чтобы продолжал врать, что они даже не целовались... пусть врет, только не молчать об этом, только говорить и говорить...


08:21 

Я хочу стать радугой в твоих ливнях... (с) И.Богушевская
Это было давно, это закончилось, мелкие "недоговорки" неизбежны, он бережет меня, я не должна больше об этом думать, я должна перестать вспоминать и анализировать, это все ерунда, он со мной, он о ней не думает, он скоро отсюда уедет, я не должна больше об этом думать, я не хочу больше об этом думать, я должна забыть, я должна поверить, он же со мной, он обнимает ночью меня, и спешит ко мне, но в сентябре он снова на три недели останется один, но я не должна этого бояться, он больше не будет меня обманывать, я не должна больше об этом думать, не должна, не должна, не должна....

23:10 

Я хочу стать радугой в твоих ливнях... (с) И.Богушевская
Навряд ли где-то лучше, чем здесь...
Но после каждого рабочего дня
Усталый пожилой человек
Выходит во двор....
Охрана стоит на ушах,
Но начальник делает знак:
Римский папа курит "Беломор"...

Под Адо хорошо думается.

Малышка примолкла: чувствует, что маме грустно. А мама в это время сидит и плачет - тихо-тихо, чтобы не разбудить ни мужа, безмятежно спящего после посиделок с коллегой, сытного ужина и футбола, ни еще не родившуюся, но уже чуткую и все понимающую дочку. В колонках мурлычет Горохов, звездное небо за стеклом соперничает с фонарями и фарами, а в доме напротив двое занимаются любовью прямо на подоконнике, включив свет в комнате и распахнув окно так, что ее волосы беспокойной волной ниспадают на проспект Курчатова.

Это вообще забавный город. Здесь очень много беременных, беременных с детьми, беременных с детьми, мужем и друзьями. Остальные девушки и женнщины ходят в мини-шортиках, мини-юбочках и прочей мини-одежде, а мужчины покорно и жадно взирают на мелькающие разнокалиберные женские ножки.
На меня поглядывают с неприязнью - видимо, сразу чувствуется, что я не местная. Наверное, думают, что ростовская, а таких здесь не любят (похоже на отношение к москвичам: дескать, все пафосные бездельники без проблем и трудностей). Когда же слышат речь - пресекают, что Ростовом тут и не пахнет. Странно, как они все это чувствуют - я у них никакого особого говора не замечаю.

Скоро уже уезжать. Совсем скоро - двадцать седьмого я должна быть в Москве. Все пролетело совсем быстро, и, как обычно, омрачено ссорами, подозрениями, неприятными откровениями и так далее. Наверное, нам будет очень сложно, когда родится дитеныш.

Наверное, нам слишком сложно уже сейчас.

Я всегда говорил тебе правду -
Как последний набоб на земле...
Я посыплю голову пеплом,
Если ты погибнешь в войне...
От которой я тебя не сберег...

Знаете, под Адо хорошо думается.

11:40 

Я хочу стать радугой в твоих ливнях... (с) И.Богушевская
Мне часто хочется поговорить с ним о той женщине. Порасспрашивать, проанализировать, поймать на несоответствиях. Узнать побольше подробностей, поплакать, посокрушаться на тему "как же ты мог молчать об этом" и так далее... Но - нельзя. Я почему-то просто знаю - нельзя. Эта тема должна быть закрыта. Я чувствую, что ему до сих пор неловко. Он стал оставлять включенным свой агент, показывает мне какие-то фотографии в Одноклассниках, не парится больше по поводу забытого около меня телефона - это о многом говорит. Он как бы демонстрирует - на, пожалуйста, читай, смотри, исследуй: у меня больше нет от тебя тайн.
Я все это понимаю. И когда накатывает - я просто спрашиваю у него, любит ли он меня. Или занимаюсь какой-нибудь ерундой. Или... или отдаю себя на волю этим мыслям.
А когда он окликает или приходит - я встряхиваюсь, и у нас снова все отлично. Только засели у меня в голове те слова - "Я не уверен, что смогу когда-нибудь разлюбить тебя... но обстоятельства сильнее меня - и я ничего не могу сейчас с этим поделать. Спасибо, что даешь мне кредит на два года - это серьезно, и я не знаю, как изменится моя жизнь за это время, но я буду всегда о тебе помнить". Не верю я, что такое можно написать на пустом месте. Но мне он говорит: "Свой выбор я сделал давно, и это - ты. Ребенком меня не привяжешь - я достаточно уважаю и тебя, и себя, чтобы быть с тобой только из-за еще неродившейся дочки.". И эти слова тоже идут ему, эти слова тоже на него очень и очень похожи.
И я так устала размышлять, анализировать, сопоставлять, что рада бы перестать вообще думать на эту тему - но не могу. Оно лезет и лезет... И - страшно сказать - хочется поскорее отвлечься на ребенка, чтобы не париться больше о всяких глупостях....

15:21 

Я хочу стать радугой в твоих ливнях... (с) И.Богушевская
Я забыла вам написать о том, как люблю его. О том, как по вечерам он рассказывает мне о работе, а я сижу на подоконнике и смотрю на освещенный проспект Курчатова - здешнюю Тверскую. О том, как по утрам он сонно отмахивается от моих напоминаний о времени и, толком не проснувшись, гладит меня по ноге или животу - до чего дотянется. О том, как по ночам он крепко и бережно обнимает меня, бормоча во сне о незаконченных проектах. О том, как днем он неизменно пишет мне и спрашивает, чем я занимаюсь и как себя чувствую.

О том, что, в сущности, у меня замечательный мужчина. Что он, забывая о мелочах, все же не устает спрашивать, поела ли я. Закрывает дверь, чтобы та не напугала меня, хлопнув от сквозняка. Предлагает мне принести попить, когда смотрим кино. Благодарно гладит по руке, поужинав. Терпеливо смотрит со мной "Давай поженимся" и "Маргошу", которую сам же и предложил скачать, когда я расстроилась, что с 16 августа начинается второй сезон, а я и первый-то толком не смотрела, да и тут СТС не показывает. Интересуется, позвонила ли я врачу, и что та сказала. Ругает, когда видит, что количество лимонада уменьшилось без его участия, а нормальная чистая вода стоит нетронутой. Недовольно, но сдержанно объясняет мне подозрительные моменты на найденных мною фотографиях в его компьютере - старается понимать, что у меня не всегда получается избавиться от мнительности. Постоянно говорит какие-то приятные вещи - о моей красоте (смешной он, право!), о том, как любит нас с дочкой, о том, как хочется вернуться в Москву и жить, как нормальные люди. Увлеченно рассказывает о самодуре-начальнике и делится опасениями и надеждами на предлагаемые варианты работы - при этом спокойно и терпеливо разъясняет мне непонятные термины, которые для него, конечно, являются азами и всем известными истинами. Очень расстраивается и надолго задумывается, когда слышит от меня или заключает из моих слов, что я считаю его недостаточно чутким и понимающим.

Я люблю его. И я могу сколько угодно жаловаться, расстраиваться, тихо плакать и переживать - но никогда не перестану ценить то, что он мне дает. Мне очень нравится это состояние Любви.

14:38 

Я хочу стать радугой в твоих ливнях... (с) И.Богушевская
У нас все тихо-тихо. Днем я сплю, вышиваю, глажу и готовлю ему ужин, вечером он приходит, с удовольствием ест, мы смотрим какое-нибудь кино, при этом он подчас срывается и говорит мне что-нибудь резким голосом. Меня это неизменно расстраивает, а он неизменно забывает о случившемся через несколько минут и ведет себя, как ни в чем не бывало. Я стараюсь молчать или спокойно показывать, что меня это задело, а плачу тихонечко, когда уже выключен свет.
Он постоянно говорит мне, что я хорошо выгляжу, утешает и называет дурочкой, когда я переживаю из-за, кажется, безвозвратно ушедшей талии. Но - ночью мы ложимся на волшебное, неземной красоты новое постельное белье - и спим. Жарко, устал, сонный, объевшийся, нет настроения - и т.д., и т.п. Грустно, что я вдруг перестала быть ему интересной, как женщина - хотя и стараюсь как-то соблазнять и создавать обстановку - все равно жарко, устал, нет настроения... А я понимаю, что еще немного - и будет уже не до его настроения, а просто нельзя, как будет нельзя и некоторое время после родов. Мне казалось, что после разлуки мы будем пользоваться каждой совместной ночью, но - жарко... устал...
В остальном же все в порядке. Его устраивают вечера за компьютером, ночи для сна и жена, тихонько вышивающая рядом. Ему спокойно, уютно и хорошо.

А я... а меня как-то не спрашивают. Ну и ладно - я все равно не смогла бы конструктивно ответить. А к неясному внутреннему дискомфорту, до которого ему нет дела, мне не привыкать.

Сашка же толкается часто, сильно и и я все жду, когда на животе начнут появляться бугорки от ее коленок. Очень хочется, чтобы все это поскорее закончилось. С одной стороны, мне нравится ощущение беременности - круглый животик, нескоростная походка, нарастающее чувство нежности. С другой - я подустала от боли в спине, сна только на боку, сложного вставания с кровати.
Мы были на днях в детском отделе - присматривали коляску, кроватку, облизывались на распашонки и погремушки. Денису очень хочется начать закупаться, делать хоть что-то - он устал ждать.
Честно говоря, я тоже устала. Устала ЖДАТЬ. Я уже начиталась/насмотрелась книжек/роликов про роды, мне уже вроде и не страшно, я готова, но по-хорошему надо еще пережить два с половиной месяца. Мне хочется скорее.

Нежности, чуткости и ориентации именно на мои внутренние переживания я от мужа уже почти не жду - он не готов и, наверное, никогда не будет готов мне все это дать. Точнее, он уверен, что предоставляет мне много больше этого - но я полагаю, что мне лучше знать, хватает мне его понимания или нет. Он делает то и только то, что считает нужным и необходимым - но совсем не факт, что мне нужно и необходимо именно это. Впрочем - ему это и неинтересно. Все, что не укладывается в его понимание "домашнео уюта" и "хорошей жены" он считает блажью, истериками и попытками проявить характер.
Ну и ладно. Я слушаю Вивальди, смотрю на птиц и чувствую, как постепенно ухожу в себя.

10:06 

Я хочу стать радугой в твоих ливнях... (с) И.Богушевская

Ну, а в целом...

Ему нравится наблюдать, как я вынимаю шпильки из волос, и тугой жгут превращается в неуправляемую волну.
Ему нравится наблюдать, как я наливаю в тарелку борщ, кладу туда сметану и накрываю на стол.
Ему нравится наблюдать, как, поглядывая в телевизор, я глажу его вещи, а на мне его любимое черное платье.

Ему нравится за мной н-а-б-л-ю-д-а-т-ь. Я не всегда это замечаю, но, заметив, неизменно смущаюсь и тушуюсь. Он смеется, и мы идем курить на балкон: он садится поодаль от меня, чтобы дымить в крайнее окно, а я забираюсь с ногами на подоконник, смотрю на вечерний проспект Курчатова, на звездное небо, на темные окна напротив - и мы разговариваем о его работе, о людях, о музыке. Это такой уютный момент, когда остальные дела уже сделаны, и осталось только лечь спать - мы вдруг оттягиваем это, чтобы п-о-г-о-в-о-р-и-т-ь.
А когда все же ложимся - он кладет голову мне на живот, тихонько разговаривает с человечком внутри, и тот регулярно и целенаправленно пинает его в ухо. Муж вздрагивает, смущенно смеется и приговаривает: "Да-да, конечно, я тебя прекрасно понимаю, тебе там тесно и скучно, но ты потерпи еще немного, и маму не беспокой, лучше со мной общайся почаще...". Я в это время молчу и тихонько глажу его по плечам и шее - мне хочется запомнить ощущение его головы на моем животе.

Если мы когда-нибудь расстанемся - я буду это вспоминать, как буду вспоминать его профиль в машине и смех от моих дурачеств.


03:08 

Я хочу стать радугой в твоих ливнях... (с) И.Богушевская
"Я не знаю, как объяснить тебе все это. Я действительно очень ждал, когда смогу поехать за тобой и привезти тебя сюда. Мне действительно было здесь без тебя очень трудно.
Ты нашла это прощальное письмо - неважно, что в моей почте. Такое письмо существовало - это главное. Я сам виноват, что не сразу понял, не сразу захотел понять, что я для нее уже не друг. Может быть, тогда еще можно было поставить точку и все не зашло бы так далеко - но я не заметил. Мне очень хотелось хоть у кого-то здесь оставить теплые воспоминания - и меня грело, что вот уже полтора года ко мне испытывает любовь взрослая и привлекательная женщина, у которой есть свой муж, свой ребенок, своя жизнь. И чтобы не обидеть ее, чтобы сгладить расставание и мой отъезд и оставить ей какую-то надежду, какую-то уверенность в себе, которая - ну вдруг! - поможет ей пережить сложный период с мужем - для этого я и написал все эти слова о любви к ней, об обстоятельствах, что сильнее меня (о дочке, то бишь), о том, что не уверен, что когда-нибудь смогу разлюбить ее - все эти слова, так поразившие тебя. Я понимаю, как для тебя важны именно СЛОВА: ты приравниваешь их к делам, ты и сама слов на ветер не бросаешь - это правда.
Я очень виноват перед тобой, что скрыл нашу с ней поездку в Питер. Я правда ездил по работе, но переговоры, заняли, конечно, только полдня, а не все три. Находясь там, я был как бы ее гидом, но снова понял. что не для осмотра достопримечательностей она туда ездила - ей нужен был я. Я должен был рассказать тебе об этой поездке - но не рассказал. Прости меня за это.
Между нами действительно ничего не было. Она замечательный человек и красивая женщина, но если бы я понял, что она легко может изменить мужу - она бы упала в моих глазах. Верить мне или нет - тут и правда только твое личное дело. С того письма прошел почти месяц - с тех пор мы виделись несколько раз. Мы как бы расстались - хотя и вместе не были. Я надеялся, что вся эта история так и сойдет на нет, но сейчас понимаю: я рад, что ты все знаешь - теперь у меня нет от тебя секретов.
Я очень люблю тебя и Сашеньку. Я пять лет вкалывал для нашего с тобой счастья и уюта. Эта волгодонская квартира - я многое здесь передумал и переболел, и ощущение нашего одиночество стало просто невыносимым. Я же понимаю, как тебе там тяжело - беременность, работа с детской зарплатой, проблемы в семье, жара, наши ссоры - но ты смогла сохранить свою любовь ко мне. Ты плакала, истерила, обижалась и зарекалась - но любила меня, как и раньше. Я очень ценю это. Оставаться ли теперь со мной - решать тебе, я приму и пойму любое твое решение.
Это, наверное, все. Я очень люблю тебя, ты - моя женщина, и я действительно очень боюсь тебя потерять."



Сев перед ним, увидев его слишком блестящие глаза, порывисто обняв и шепотом говоря "Я верю тебе, я люблю тебя, все хорошо. Перестань, я все понимаю. Давай спать. Все хорошо, все будет хорошо", я испытывала очень противоречивые чувства. До боли знакомая нежность прохладно скользила по тупому недоумению утра, когда я читала и перечитывала то письмо. Я готова была простить мужу все в этот момент - даже если бы он признался, что они были любовниками, - но отчетливо понимала, что это эмоции.
Когда он говорил все это, его профиль был жестким, поза - напряженной, а голос - отрывистым и четким. Все естественно - он говорил о сложных для нас вещах, вошел в непривычную роль виноватого и понимал, что, скорее всего, мое беграничное доверие он все же потерял. Но - меня поразила растерянность, которой я никогда у него не видела. Впервые за наши отношения он понял, что я действительно могу уйти, что он из-за своей мягкости по отношению к чужому человеку может лишиться своего счастья - и он не знал, что делать. Я даже не могу сказать. в чем выражалась эта растерянность - но она была для меня красноречивее любых слов.
Письмо я нашла вчера утром, а последний - этот - разговор был сутки назад. Сегодня я ни словом не вспомнила об этом, и впредь, наверное, тоже не буду - он сказал все, что мог, расспрашивать подробности нет никакого смысла, все главное я уже знаю. Я стараюсь не думать об этом - очень стараюсь. Но, черт возьми, накатывает, накатывает иногда...

14:46 

Я хочу стать радугой в твоих ливнях... (с) И.Богушевская
Свое выделила жирным))) все-таки я больше женщина, чем мужчина - что не может не радовать))

29.07.2010
в 11:14
Пишет скворл:

сперла у .ничья)

Признаки, что вы мужчина

1) Вы рассовываете деньги по карманам. Кошелька у вас нет.(есть, но не пользуюсь)
2) Вещи вы тоже распихиваете по карманам. Даже если это 2 сотки и цифровой фотоаппарат
3) Вы кидаете джинсы на пол.
4) При фразе «убери джинсы» вы кидаете их на диван.
5) Слово, дающее точную характеристику вашей комнаты: помойка ( а-ля творческий беспорядок).
6) Вы не можете найти различий между 5 розовыми лаками разных оттенков.
7) Когда вы злитесь-бьете кулаками об стену.
8) Когда вы идете в магазин вы точно знаете что вам надо, и маeчка с перламутровыми пуговицами не сдвинет вас с пути истинного.
9) Вы не понимаете смысл Дом 2.
10) Дом 2 - зло!

11) Вы говорите то, что думаете и не понимаете, когда ваши подруги на это обижаются.
12) Вы убираетесь в комнате только 1 раз в жизни.
13) Вы кидаете носки на пол или под кровать.
14) Вы не смотрите футбол, но знаете его правила.
15) Вы знаете, что болгарка это не женщина, а инструмент.
16) Слово мусипулечка вгоняет вас в транс.
17) Ваше коронное блюдо - яичница.
18) Вы не можете выдержать и 20-ти минут в бутике, что говорить о полноценном шоппинге?
19) Вы умеете подключать видик к телику.


Признаки, что вы женщина

1. Читать в магазинах гороскопы в журналах, а через 5 мин. забыть о чем читала...
2. Закалывать волосы чем попало, когда рядом нет заколки.
3. Все равно переспросить, даже если точно слышала вопрос!
4. Собирать рекламные открытки, которые висят у входах в кафе или кинотеатров.
5. Не вытаскивать фен или зарядное устройство из розетки.
6. Сбрасывать пепел, даже если его нет.
7. Постоянно терять колпачки от кремов, бальзамов, помад и т.д.
8. Загадывать желание, когда часы совпадают с мин. (например 19:19)
9. Составлять слова из 3-х букв номера у авто.
10. Положить вещь на место и забыть где это место.
11. Кусать и облизывать губы.
12. Ставить будильник на 10 мин. раньше и все равно проспать это время.
13. Читать газеты и журналы с конца.

14. Насобирать стаканы с водой у кровати.
15. Посмотреться в зеркало перед выходом.
16. Выключить свет, а потом в темноте искать ключом замочную скважину.
17. Говорить по телефону "привет, узнал?" или "это я" при этом точно зная, что твой номер забит у него в тел. книжке.
18. Красить глаза с открытым ртом, причем закрыв его обязательно испачкаешься тушью.

19. Мазать масло на хлеб так, чтоб все было равномерно, при этом все ждут ножик.
20. Достать тел., чтоб посмотреть на время и забыть, что хотела посмотреть.
21. Есть сначала все невкусное, а потом вкусное.

22. Снимать колготки вместе с носками, а потом умудриться одеть их не расчленяя.
23. Запихивать вещи комком в шкаф с мыслью о том, что сделала это в последний раз
24. Шагать по плитам так, чтобы не наступать на швы.
25. Шагать по зебре только по белым полосочкам.
26. Обкусывать шоколад сверху шоколадной конфеты.
27. Наворачивать круги при разговоре по телефону.
28. Налить себе чаю, отпить мальца и оставить его, т.к. он горячий.

29. Кинуть тел. в сумку, а потом судорожно минимум 10 мин. искать его там.
30. Делать вид, что не слышишь, когда тебя зовут есть.
31. Забывать где право и лево, когда тебя спрашивают куда идти.
32. Обходить деревья и столбы с одной стороны, чтобы не поссориться с товарищем.

33. Проходить в метро через турникет под строго определенным номером.
34. Забывать имена собеседников.
35. Искать ключи, которые были 2 мин. назад у тебя в руке.
36. Искать очки, когда они у тебя на голове.
37. Не есть одной.
38. Смотреться в тонированные окна машин, в витрины.
39. Делать тел. "без звука", а потом по 10 раз смотреть не пришла ли смс.


URL записи

19:37 

Я хочу стать радугой в твоих ливнях... (с) И.Богушевская
...А врач нас хвалит за хорошие анализы крови, за нормализацию гемоглобина и тестостерона, за умеренный вес. У меня адски болит спина, когда я ложусь спать или пытаюсь повернуться во сне, я стараюсь не дышать гарью на улице, а сегодня вдруг так зарябило в глазах, что не могла рассмотреть цифры на мониторе - дядя Яндекс сослался на давление и на то, что у беременных это не редкость.
Сашка толкается так, что живот ходуном ходит - это видно и смешно. Особенно она возмущается, когда я лежу на спине - вредина, знает ведь, что у меня два удобных положения: на спине и на животе. Капризничает, издевается......... забавно.






А выходные прошли волшебно. Я давно ныла, что это последние мои выходные, потому что потом уеду и будет не до друзей, и наконец удалось всех собрать. Пока удавалось, пока собирались, пока закупались - в общем, палатки на Оке ставились в полдвенадцатого ночи. В итоге мы пятеро - Сандренок, Нексус, Хеллс и вокалист ступинской группы с фантастическим вокалом и пытливой, думающей душой - уселись у костра... с чего все началось? Никто не помнит. Но такого смеха...нет, такого ржача здешние места наверняка не слышали давно. Кто-то из ребят в шутку сказал пару слов языком из "Нашей Раши" (Джамшуд там какой-то, что ли, не знаю - не смотрю). Остальные мальчишки подхватили - и лишь ближе к пяти утра, обессилев от хохота, тщетно пытаясь запомнить наиболее яркие высказывания, мы с Сандрой взмолились о пощаде (мы сами-то так говорить не умеем, да и зачем - ребята нам просто не давали разогнуться от истерик) и с трудом отправили спать и себя, и остальных.
Нет, я, право, не умею описывать такие события, читается банально и глупо, но поверьте - я эти несколько часов перед костром, сосисками и хлебом запомню если не на всю жизнь, то на ближайшие лет десять - точно. Это была такая искренняя веселость, такие непринужденные шутки, такая внезапная открытость вечно замкнутого и молчаливого не_на_сцене вокалиста - просто потрясающе.
Наутро, когда приехал остальной народ и начались купания, песни под гитару и макароны/гречка с тушенкой - тоже было здорово. Уже не так, более привычно и предсказуемо - но здорово. Девчонки пытались смутить Нексуса купанием топлесс и обижались, что он в ответ угорает над ними, Хеллс приставал ко мне, чтобы научить плавать, мелкие рыбешки кусали за ноги и тысячи ракушек с моллюсками были закопаны в песок и ил. Одна из них - уже пустая и лежащая вниз дном - рассекла-таки мне ногу так, что я до сих пор жалобно поскуливаю. Ребята распускали хвосты перед нами, бодро запрыгивая в холодную с утра воду, хвалясь количеством выпитого пива и скоростью засыпания сразу же после него.
Когда задул прохладный ветер и начал накрапывать ледяной дождь, мы попрятали всякие пенки/сигареты/каны в палатки и особые любительницы ураганов и ливней (ну, то есть мы с Сандрой, да и ту скоро увели от обрыва подальше, дабы не соблазнилась наша готесса) пафосно встали на краю обрыва (ну как обрыва... обрывчика), боком к нему, лицом к ветру... Черт возьми, нет, я правда не знаю, как смотрелась в мягком синем платье с открытыми плечами и будто рваным подолом ниже колен, с волосами почти до пояса, уносимыми ветром в небо, с животиком, затихшем от количества новых впечатлений... наверное, действительно неплохо - я не знаю. После стольких недель изнуряющей жары - не до пафоса.
Я снова знакомилась со своими старыми друзьями: пронизывающим Ветром, холодным Дождем, и неверной, но сильной беспокойной Водой, что совсем недавно была гладью Оки. Первый ласково и крепко обнимал меня, трепля, поднимая и отбрасывая назад податливую ткань платья и тяжелые непослушные волосы, второй холодно касался то моих плеч, то спины, то лица, тут же становясь горячим и страстным, как моя кожа, а третья не могла подобраться ко мне поближе, и лишь шумела, сердилась где-то внизу, выплевывая на берег лишние ракушки и тину.
Ураган, сбивающий с ног, продолжался целую вечность - но, кажется, шел всего секунду. Вскоре все затихло, стрижи снова вылетели из своих норок на поиски корма для птенчиков, и снова солнце, и опять духота....

Но из этих почти трех дней на природе, помимо общества любимых ребят, помимо задушевных разговоров с одним или другим "пока все спят", помимо их до боли знакомых голосов, интонаций, улыбок и ворчаний, помимо трогательных сцен прощания с объятиями, воплями и визгами, я увезу с собой в тот город, а потом и в декрет воспоминания об удивительной ночи, по-настоящему полной смеха, шуток и искренности в выражении эмоций, и этот волшебный ураган, это ощущение захлебывания свежестью, это наслаждение беременной женщны, именно в этот момент понявшей, что она молода и красива, что жизнь идет, летит и мчится, что все еще впереди...

18:48 

Я хочу стать радугой в твоих ливнях... (с) И.Богушевская
Если вы не обидитесь, родные, я не буду описывать, как он вывел тогда меня на тяжелый разговор, как мы пришли к общему знаменателю, как мурлыкали и снова ссорились потом... вес это так надоело, все это - и хорошее, и плохое - вдруг забывается так быстро, не остается ни неприятных осадков, ни сладких воспоминаний... только тупое ожидание тридцатого июля, когда Пассат цвета питерского асфальта, уезжая, не пропоет мне несколько нот пронзительно-плачущим сигналом, а обдует меня кондиционером, приласкает Богушевской или Битлами и покажет удивительные картинки российских городов за окном.
Глупо, конечно, глупо - но мы оба возлагаем какие-то нереальные надежды на этот необычный отъезд Пассата от бибиревской многоэтажки. И я читаю книжки об отношениях молодоженов и о том, как, заботясь о младенце, не забыть о муже, а он уже перестал курить в квартире и все выходные убирался, чтобы я приехала в чистоту.... И мы оба считаем дни до субботы, и она уже почти наступила, мне осталось отработать всего два дня, а он наверняка планирует дела так, чтобы в пятницу как можно раньше отправиться в путь, и он привезет мне арбуз, и мы будем разговаривать, целоваться и слушать музыку, и осторожно, но с упоением заниматься любовью, и смотреть друг другу в глаза, понимая, что эта близость - не на два дня, а на четыре недели, после которых мне надо будет оформить декрет, а ему - увольнение, и тогда он окончательно вернется в Москву, и все будет по-человечески, будет нормальная семья, подсчеты Сашенькиных толчков, отношения мужа и жены, совместные завтраки, ужины и выходные, ночи под одним одеялом...
Мы прожили друг без друга ровно двадцать месяцев. Если вычесть наши встречи, включая новогоднюю десятидневку в 2009 и недельный медовый месяц - будет около девятнадцати. Это закончится уже послезавтра - когда он нажмет на газ и привычно вывернет руль, написав мне стандартное, но в этот раз такое ликующее "Зайка, я выехал!".

19:14 

Я хочу стать радугой в твоих ливнях... (с) И.Богушевская
Что сказать вам, родные?.. О чем поведать?..
Даже не знаю. Денис, Нексус, даже главный бухгалтер - все говорят мне, что я в последнее время перестала улыбаться, стала сама не своя. Ну если начальнице, в принципе, безразлично, а Нексус самонадеянно списывает мое состояние на то, что они с Хеллсом не звонят мне неделями и посему я чувствую себя одинокой и покинутой лучшими друзьями, то недоумевание Дениса вводит меня в ступор.

Мы вместе больше двух с половиной лет. "Как мало!" - скажет кто-то из вас и будет, безусловно, прав. "Целая вечность..." - завистливо вздохнет другой и тоже, в принципе, не ошибется. Но я совсем не о том.

За эти (округлим) три года у нас были разные ссоры. Мелкие царапки и безобразные скандалы. Легкий дискомфорт в отношениях и почти непреодолимое желание ударить. Искренние попытки мягко и деликатно донести свою позицию и отвратительное стремление задеть за живое, обидеть, сделать как можно больнее.
У нас все это было. И когда это произошло в последний раз (конечно, я считаю, что виноват он, а он убежден, что косяк, как и всегда-всегда-всегда - мой) - я сказала ему "хватит". Накануне, после его психов, я написала ему бесконечное сообщение в агенте, где, не заботясь о красоте речи и правильности знаков препинания, высказала все, что чувствую, сказала, как больно выслушивать сплошные требования и упреки, которые так ничтожно затуманиваются мелкими похвалами, что этого просто как будто и нет. Я написала ему все... а потом я же и осталась виновата во всем, от чего мне больно.

К черту.

Всего четыре дня, как я веду себя иначе. Пишу, забочусь, расспрашиваю о делах - но ни единого ласкового слова, ни одного признания в любви... и даже нет так любимых мною скобочек в ту или иную сторону.
Просто мне надоело. Я устала спрашивать его, любит ли он меня, и слышать в ответ "Да, но...... если....... вот только.......". Мне осточертели упреки в адрес моего настроения, которое теперь меняется еще чаще и охотнее, чем раньше. Мне опротивели фразы вроде "Хватит делать из мухи слона", "Ира, ты думаешь не о том", "Ты сейчас неэтична/неадекватна/непокладиста" и так далее, и тому подобное. Мне претит выслушивать угрозы, что если вот это и вот это будет продолжаться, то он уйдет, потому что для него главное - это быть счастливым, и неважно, со мной или без меня, что любовь и уважение к женщине - это важно, но самое основное - это чтобы мужчина оставался бойцом..................
Хватит.

Всего четыре дня, как я веду себя иначе. Он называет меня "милой", "любимой" и "зайкой", передает привет хулиганке-дочке и все пытается узнать, что со мной происходит, почему я перестала быть радостной, что меня тревожит.
Он вдумывается в проблемы моей семьи (их сейчас несколько прибавилось), расспрашивает о самочувствии и беспокоится за мое состояние - но у меня словно сломалось что-то внутри. В том сообщении я написала ему, что все, у меня не осталось сил, я опускаю руки и не хочу больше бороться ни с ним, ни за него - он потом спросил, что это означает, и его удовлетворил мой ответ вроде "Ничего - это просто правда". Он не понял, о чем я сказала. Он не понял, почему с этого момента прекратились "анянякания", смайлики и нежности - не понял, да и заметил ли?..

Хватит. Я больше не могу. У меня шестой месяц беременности, но эмоциональное состояние такое, словно у меня ничего и никого нет. И если я скажу Денису, что это он меня до этого довел, что я больше не могу выслушивать его упреки и, черт возьми, "делать правильные выводы", что моя самооценка успешно стремится к тому уровню, на каком она была в седьмом классе среди трех десятков беспощадных подростков обоих полов.. если я скажу ему все это - он смертельно оскорбится, переобвинит во всем меня, скажет, что я делаю из мухи слона... и не то что не поймет - он даже не задумается, ведь это такая ерунда, право.

А я вчера, встретившись наконец с Нексусом, осознала, что уже недели две хожу без плеера, и в магнитофоне играет не родное "Наше радио", а безликое "Бэст ФМ", и в моей жизни не стало ни музыки, ни друзей, ни радости - ничего, только сплошное, снедающее меня чувство вины перед Денисом за то, что я не такая, за то, что он все никак не может стать счастливым со мной, за то, что... да за все.

Хватит.





Вот так, родные. А Сашенька толкается - в основном по ночам, - требует есть по утрам несладкую геркулесовую кашу, а на ночь пить кислый компот из всяких ягод и без сахара.
На работе я спешно доделываю дела - тридцатого числа будет мой последний день перед "больничным" и последующим декретом. В силу иных, не касающихся наших с Денисом отношений, обстоятельств я не уверена, что у меня получится провести август в том городе, но с работы я сваливаю в любом случае - устала сидеть в маленьком кабинете без окон и без кондиционера, зато с пятью работающими компьютерами и большим незамолкающим принтером.
Ну а так, в принципе, все нормально. За вес меня уже не ругают, и уехать мне разрешили, и все бы отлично - да только так не хватает нежности и понимания со стороны Дениса, так нужно его стремление познать меня не для упреков, а для НАШЕГО счастья, так недостает его желания сделать счастливой меня... то есть он пытается, конечно, но только теми способами, которые нравятся ему, и он совершенно не интересуется, а что, собственно, нужно для счастья МНЕ... я так устала, эти отношения стали выматывать меня, я не знаю, что у нас будет дальше...

17:57 

Я хочу стать радугой в твоих ливнях... (с) И.Богушевская
Моя здоровая, без всяких хромосомных отклонений, стопроцентная девочка резво толкается, требуя иначе лечь, по-другому сесть или просто сделать что-нибудь эдакое. Наш папа появился на два дня - гладил, разговаривал, смеялся, ругался, пытался расстаться, возмущался, снова гладил - и уехал такой же любящий и родной, каким и приезжал.

У нас все хорошо. Врач ругает меня за вес, требует меньше пить - ну, наверное, действительно, пара-тройка стаканов воды с утра, десять-двенадцать чашек за рабочий день, да литр-другой на ночь - это не очень хорошо. А мне в голову закралась шальная мысль - доделать все дела на работе до конца июля, и на август уехать в тот город, а в первую неделю сентября всей семьей вернуться в Москву. Не знаю, как быть - декрет у меня с тридцатого августа, больничный мне напишут без проблем, но вот с моральной точки зрения это, наверное, не очень хорошо по отношению к главному бухгалтеру... А с другой стороны - ну извелся там Денис совсем, он как струна, срывается из-за любой мелочи, у него просто нервы на пределе... и если я приеду на месяц - нам обоим будет легче, он перестанет проводить вечера на работе и будет спешить домой ко мне и к горячему ужину, а я перестану психовать из-за его редких смс-ок, отдохну от запаха и вида бесконечных накладных и поем свежайших донских овощей.

Девочки, кто уже родил - скажите мне, нормально уехать на месяц от врача? У меня сейчас пять месяцев, август будет, соответственно, седьмым. Малышка активная, длинноногая, растет хорошо, увезти ее я собираюсь в прекрасный климат с чистым воздухом, свежими витаминами и папиным голосом...
Как вы думаете?.. С врачом на эту тему думаю пообщаться чуть позже - когда приведу в порядок вес.

Полночный листопад

главная