• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
13:07 

Я хочу стать радугой в твоих ливнях... (с) И.Богушевская
Мы проговорили вчера с полчаса, а потом как бы вместе смотрели "Через Вселенную" - он обожает Битлов, а я, честно говоря, не очень понимаю всю эту шумиху вокруг них... Но некоторые песни и вправду хороши, и, наверное, надо бы мне получше разобраться в творчестве этой группы, раз она так ему нравится. Кстати говоря, в свое время я также не поняла поначалу Богушевскую и Адо



Сегодня я начну собирать вещи для переезда в славный район Дениса. Это не будет похоже на подготовку к поездке в тот город, потому что укладывать нужно ВСЕ - и зимне-летние шмотки, и мягкие игрушки, и японский иероглиф "Любовь", подаренный вторым серьезным увлечением. Даже несколько наилюбимейших книг, дисков и фотографий нужно взять с собой. Даже многочисленные бусы, которые не ношу, но люблю перебирать и рассматривать, должны быть упакованы.
Эта комната станет пустой без меня. Ни у мамы, ни у меня не укладывается в голове, что я вот так вот "вдруг" уеду. Если бы это произошло сразу после свадьбы - было бы как-то... нормальнее, что ли. Но идет уже пятый месяц моего замужества, и лишь пять недель, включая медовые дни, из всего этого срока я провела с Денисом, а так - все в этой комнате, с этим компьютером, с этим светильником над кроватью, который теперь бесполезен, потому что мне страшно неудобно читать лежа или полусидя, как раньше - спина болит, и дочка недовольно пинается: перевернись, дескать.
В среду я приеду в квартиру Дениса - кажется, теперь положено называть ее "нашей" квартирой?.. - и до субботы буду раскладываться, наводить уют, избавляться от офисной стерильности, царящей там сейчас. Хочется задать живой, веселый и непринужденный тон этим комнатам и кухне - хотя бы посредством всяких там полотенчиков, игрушек и прочих женских фишек. Я хочу, чтобы Денис, вернувшись, с порога окунулся в атмосферу семейного тепла, полного цвета, запахов и звуков.

Никогда не думала, что будет так приятно все это предвкушать. И сейчас, пока пишу, в голову лезут новые и новые сюрпризы, которые могу устроить. Здорово - у нас все получится. Главное - удачно и красиво начать, а уж поддерживать романтику мы очень постараемся: хочется, чтобы пресловутый "быт" был в радость. Я ведь знаю, как здорово гладить его рубашки, пока он лежит на диване, и смотреть какой-нибудь фильм про Гитлера или футбольный матч. Я ведь помню, как классно готовить, когда он моет руки и ноет, что хочется есть и невозможно терпеть все эти вкусные запахи. Я ведь представляю, как удивительно вместе убираться, споря, что неприятнее - мыть полы или пересаживать комнатные цветы, и неизменно оставаться при своем мнении.



Как замечательно, что осталась всего неделя.
Как страшно, что осталась всего неделя.

17:05 

Я хочу стать радугой в твоих ливнях... (с) И.Богушевская
Мне не верится, что уже, в принципе, все. Осталось пять дней до переезда в его район. Осталась неделя до возвращения Дениса. Осталось полтора месяца до рождения дочки. Осталось...
А дальше мысль не идет. Дальше - туман. Туман наступает даже раньше - после второго пункта. Я не представляю, как это - не считать ночи до разлуки. Не смотреть на него, спящего, часами, стараясь запомнить, зафиксировать в памяти каждый волосок на его быстро обрастающих щеках. Не мучиться, понимая, что ему некому приготовить ужин. Не ревновать просто адски, когда он молчит весь выходной день. Не сохранять в телефоне смс а-ля "Спокойной ночи, любимая!" или "Не спится мне без тебя, зайка...". Не звонить ему только ради того, чтобы услышать голос на пару минут. Не силиться вспомнить его стоны, задерживая дыхание во время постельных сцен в кино. Не гулять часами по центру Москвы, думая только, как он там, где он там, что он там. Засыпать каждую ночь в его объятиях и знать, что это - навсегда, что больше - никаких ночей по отдельности. Не звонить его маме регулярно, чтобы рассказать ей про сына и фальшивым бодреньким голосом убедить, что у него там все хорошо и с работой, и с настроением. Не...

Еще очень много всяких-разных "не". Зато - другие проблемы. Как-то заново учиться жить вместе. В том городе это не очень-то получилось - скандалов было немало... хотя, уезжая туда, я боялась, что будет хуже. Но как сейчас - не знаю. Ведь всего за месяц-полтора надо решить все наши сомнения и избавиться от страхов, ибо потом будет уже просто не до них.



И я пишу ему большие смс о том, что у нас все будет отлично, и что мы обязательно, всенепременно будем счастливы, и что я очень верю в нас... Все ли из этого - правда?..

17:27 

Вот и поговорили, собственно)

Я хочу стать радугой в твоих ливнях... (с) И.Богушевская
Ирина (13:29) :
я тебя люблю :weep3:
если бы ты знал, как меня это бесит иногда.

Денис (15:32) :
верю)
я не виноватый)

Ирина (15:37) :
это твои проблемы(

Ирина (17:16) :
ты меня любишь?

Ирина (17:20) :
не любишь?..

Денис (17:20) :
да, люблю, Ириша.
очень люблю

Ирина (17:21) :
тебя это тоже бесит иногда?..

Денис (17:21) :
иной раз невыносимо)

Денис (17:21) :
особенно когда это конфликтует с моим мужским эго.
нет - ЭГО

Ирина (17:21) :
))))) ну да, если б не любили - было бы как-то проще.
а твое мужское ЭГО меня ведь тоже любит - ты скажи ему, пусть подзаткнется-то малость...

Денис (17:22) :
не выйдет - ЭГО - это почти весь я)

Ирина (17:23) :
ну дык вот тебе и ответ, что делать...

Ирина (17:25) :
аняня?..

Денис (17:25) :
практически)

Ирина (17:25) :
:ass:

Ирина(17:28) :
ну поговорииии со мноооой?..

Денис (17:28) :
зайка - не могу - работаю я

Ирина (17:28) :
ну в принципе зайкой назвал - и достаточно) работай)

Денис (17:28) :
:ass:

Ирина (17:30) :
:confused:пачиму попа?..

Денис (17:30) :
потому что бегаю я!)

Ирина (17:30) :
попой?..

Денис (17:30) :
и ею тоже
убежал

Ирина (17:31) :
бяка.

13:24 

Я хочу стать радугой в твоих ливнях... (с) И.Богушевская
Мы снова ссоримся - какие-то выяснения отношений, какие-то разборки и его неизменное "если так будет и дальше - наш брак долго не протянет"... Как же я устала от этих угроз, уверений в своей идеальности, наплевательства на то, что и я гипотетически могу быть права, что и мне в кои-то веки нужно его п-о-н-и-м-а-н-и-е... Нет этого. Нет - и все.


И я так спокойна - потрясающе. Никаких истерик - то ли усталость сказывается, то ли защитная реакция организма. Почти никаких слез - сейчас болею, глаза и так слезятся, но по поводу - вроде и не поплакала даже. Никаких эмоций - только отрешенность какая-то. Хочется послать его - даже не к черту, а на те самые три буквы. Хочется быть счастливой с ним, или хотя бы просто спокойной - без него.
А самое страшное - что до его возвращение осталась, грубо говоря, неделя. Да, теперь мне это страшно. Потому что такие ссоры и такие слова за неделю не забываются - значит, нашу нормальную долгожданную семейную жизнь мы начнем со взаимных обид и опять-таки выяснений отношений.



И сейчас я, будто назло ему и своей болезни, сильно крашу ресницы и думаю, что надеть на улицу. У меня восхитительный насморк, мне трудно дышать, будто я долго и быстро поднималась по лестнице, но я вчера весь день просидела дома - и нам надо погулять. В Москве множество замечательных мест, в моих ушах будет звучать все, что угодно, кроме "Эти большие волны" Богушевской, и мне плевать, плевать, плевать на то, что рушится сейчас - я не могу больше, у меня снова начинается то состояние безнадежности и не_веры_ни_во_что, которое было перед вестью о беременности несколько месяцев назад. И надо на улицу - несмотря на то, что хочется забиться куда-нибудь под диван, дышать там тихонечко пылью и жалеть себя.






А он сейчас - "Онлайн", и, наверное, не может работать, курит и думает о том, как же быть дальше - и меня любит, и еще не родившуюся дочку, а все же чувствует себя обиженным, непонятым и глубоко несчастным. И вот сейчас, когда я это пишу, мне уже жалко его, а не себя, и слезы катятся нифига не из-за болезни, и, черт возьми, может, позвонить и сказать ему, что люблю...

12:41 

Я хочу стать радугой в твоих ливнях... (с) И.Богушевская
Я читаю избранное - и каждый второй дневник пестрит ожиданием осени.
Сейчас я не хочу выделяться: мне тоже уже не терпится собрать букет из кленовых листьев и поставить его на кухонный стол. Мне тоже очень хочется ветра, рвущего волосы и направляющего шаги в другую, не нужную тебе сторону. Мне тоже нужна Осень - не потому, что в ее разгар я стану мамой, и не потому, что после нее настанет моя любимая, моя ненаглядная и единственная Зима.... совсем не поэтому. Просто Осень - это Осень. Это красивейшее и выразительнейшее время года, более того - это изумительное явление природы. Все эти три таких разных месяца - это Явление Природы, которое играет и вертит нами, поднимая настроение буйством красок и навевая тоску слякотью и моросящими дождиками...
И мне каждый год кажется, что осенью все изменится... Что ж, так и происходило в последние годы: то будущего мужа встречу, то он в другой город уезжает, то вот ребенка собираюсь родить - и все Осень да Осень...

00:24 

Я хочу стать радугой в твоих ливнях... (с) И.Богушевская
Мои волосы струятся русыми волнами - уже до пояса. Беременность ничуть их не тронула - они все также "вызывают восхищение у мужчин и зависть - у женщин".
Мои ногти - непривычно короткие в связи с недавним жестоким обрезанием - немного поблескивают бледным лаком и тщетно пытаются впиться в ладонь, когда в голову лезут "не те" мысли.
Мои ресницы, аккуратно и сильно накрашенные, привычно взмахивают навстречу мужским взглядам и тут же опускаются, повинуясь ветру, солнцу или смущению.
Моя грудь кажется небольшой по сравнению с животом - а ведь мой пошлый и банальный третий размер несколько вырос за последние месяцы.
Моя талия исчезла - как-то в один день. Она была, была - и вдруг ее не стало, и я расплакалась перед зеркалом, а Денис обнял, прижал к себе и подробно, вкусно, в стихах и красках рассказал, какая я у него красивая и как мне идет беременность.



Я чувствую, вижу, наблюдаю, как меняюсь. Как приходит какая-то неуловимая мягкость движений. Как начинают казаться маленькими, детскими и несерьезными проблемы и развлечения друзей. Как становится страшно переходить через дорогу, ехать в машине_не_Дениса, стоять на платформе в метро - становится страшно доверять свою жизнь кому-то, кроме себя и мужа.

Умом я понимаю, что так - у всех. Умом я понимаю, а глазами - вижу, как в женской консультации десятки молодых женщин гладят свои большие животы, таинственно улыбаются и сосредоточенно слушают наставления врачей. Я все это понимаю и вижу. Но - я знаю - у меня все по-другому. У меня ярче, у меня интереснее, у меня необычнее.
Моя девочка толкается по часам. Она чувствует мою ладонь, папино ухо и голос Гребенщикова. Она совсем скоро родится - но только ей ведомо, когда именно. Она не будет слушать ни врача, ни статистику - только Природу.
Денис говорит, что я очень хорошо чувствую природу. Что у меня очень сильно развито чувство естественного. Что ж - я уверена, это обязательно уже есть у Сашеньки.
И у нас - все по-другому. Все необычно.
И я потом, конечно, улыбнусь этому посту... Но пока я знаю: мы - особенные. Потому что я - дылда с большим носом и старомодными привычками. Потому что у меня никогда ничего не должно было стать хорошо. Потому что я до сих пор - черт возьми, ДО СИХ ПОР - не могу осознать новую жизнь внутри себя, хотя чувствую ее ежесекундно.

Потому что еще немного - и я скажу себе: да, я это сделала. Я сделала своих одноклассников. Я вышла замуж по взаимной любви за необыкновенного мужчину - такой и не снился красавицам-девчонкам с соседних парт. И у нас нифига не страсть, и не привычка, и не еще какая-нибудь подделка - нет, у нас Любовь: уже зрелая, уже выстраданная, уже Настоящая и Навсегда. Он не верит, когда я говорю, что буду принадлежать ему всегда - не понимает, что такого безграничного уважения и такого искреннего восхищения не заслуживает больше никто, кроме него.
Я сделала своих одноклассников - родив этому человеку долгожданного ребенка. Да, я говорю в прошедшем времени, потому что уверена, что у нас все-все будет хорошо, и мы справимся. И пусть они подавятся своими модностью, стильностью, современностью... Вечная "жертва радиации" стала уверенной в себе молодой женщиной. Вопреки их клятвам, что она так и останется чмом, которое каждый может пнуть и облить грязью.







И никто из них - ни одна мразь один человек - никогда не узнает, никогда даже не подумает попробовать догадаться, что та угловатая девочка с толстой косой, чудными манерами и затравленным взглядом не умерла, не исчезла, не переродилась - а спряталась далеко-далеко, глубоко-глубоко, по привычке надеясь остаться никем не замеченной.

23:38 

Заходи...

Я хочу стать радугой в твоих ливнях... (с) И.Богушевская
Построив свой дом на пороге Луны,
Живу без часов, без газет и без книг.
Смотрю по ночам прошлогодние сны,
Снотворное звёзд положив под язык.

И лишь по утрам, когда лунный дождь
Стучит по стеклу позабытый мотив,
Я осознаю, что всё это - ложь,
Но ты заходи...

Но ты заходи -
Мой дом за углом
Этого дня.
Тебе по пути,
И, если будет не в лом,
Навести меня.

Но ты залетай -
Мы будем пить чай
В рождественской мгле.
Я тоже зайду,
Когда будет рай -
И там у вас на Земле.

Слеплю из огней большую свечу,
Повешу над входом портреты друзей.
Порву календарь - и буду жить, как хочу,
Совсем не впрягаясь в напутствия дней.

И мой граммофон, вращая диск лет,
Поет мне о том, что уже позади.
Но я сознаю, что всё это - бред,
Но ты заходи...

Но ты заходи -
Мой дом за углом
Этого дня.
Мы с тобой посидим
За лунным столом
И помянем меня.

Но ты залетай -
Я ближе, чем край,
Я - лишь точка в нуле.
Я тоже зайду,
Когда будет рай -
И там у нас на Земле...

(с) Зимовье Зверей

Сейчас в моей музыкальной жизни есть место только Арбенину, Горохову, Арбениной и Богушевской. И - никакого тяжеляка. Мне стало сложно его воспринимать. Хочется лирики, русских голосов и - плакать, плакать отчего-то...

Сейчас мне так хочется быть не здесь. Сейчас я так нужна в другом месте - в другом городе, в другой квартире, в другой постели... Черт возьми, как это больно - причинять боль. Пусть и не нарочно - не суть, право.


Сейчас мне так хочется рассказать вам все-все, что чувствую... Но - почему-то не могу.
Спать.

15:17 

Я хочу стать радугой в твоих ливнях... (с) И.Богушевская
Мы весим 1789 грамм при 40 сантиметрах роста. Нам уже тесно, мы хотим на волю, но пока побаиваемся, потому что надо бы еще подрасти да потяжелеть...



Я вам потом - попозже - расскажу о встрече с Алексеем. Ну, "смеркалось", как Денис говорит. Так сложилось, что мы увиделись. Так сложилось, что я больше_никогда_не_хочу_его_видеть. Так сложилось, что он, кажется, не хочет когда-нибудь перестать смотреть на меня.

Это все такой бред. Это все - просто Жизнь. С презабавнейшими поворотами, с любопытнейшими открытиями, с бесконечным выбором между истинным и ложным.
Я поняла тогда, что забыла его глаза. Его голос. Его улыбку. Я забыла ВСЕ, что принадлежит ему. Все затмили глаза, голос и улыбка Дениса.





Но обо всем об этом - позже. Сейчас главное - другое: Денис вернется ровно через две недели. Навсегда. И каждую ночь, засыпая в его руках, я буду пробовать на вкус ощущение бесконечности - ведь больше не нужно считать ночей до разлуки.

Почти двадцать два месяца - почти закончились. Больше не будет того города, одиноких ночей и бесконечных смс с "холодно без тебя...". Все. Теперь нам всегда будет тепло. Теперь всегда будем МЫ.

14:28 

Я хочу стать радугой в твоих ливнях... (с) И.Богушевская

Ну, вот оно почти и наступило - Завтра. Завтра я наготовлю и заморожу последнюю порцию котлет для Дениса и сварю свежих щей, чтобы они дождались его возвращения. Завтра мы погрузим в машину бОльшую часть его вещей - здесь оставим по минимуму, чтобы потом он мог быстро собраться и уехать. Завтра я навсегда попрощаюсь с этой квартирой и с этим городом - забавным, но не ставшим мне родным, не принесшим мне счастья, разделившим мою жизнь на "до" и "после". Завтра я начну осознавать, что осталось два дня до нашей-последней-разлуки.

Послезавтра я увижу маму, с которой никогда не расставалась так надолго, и поздравлю - МЫ С МУЖЕМ поздравим - бабушку с дедом с Изумрудной свадьбой. Послезавтра мы постараемся попасть на УЗИ и посмотреть, как дела у нашей красавицы. Послезавтра мы еще будем счастливы, потому что впереди будут целые сутки.

Субботу и последнюю ночь я проведу с Денисом, а потом Пассат грустно просигналит мне что-то вроде "Потерпи... совсем чуть-чуть...".
В вокресение вечером или в понедельник я увижу Нексуса и Хеллса - у меня ощущение, будто меня с ними не было несколько месяцев - а прошло лишь четыре недели. В понедельник я официально уйду в декрет, проставившись на работе и на пару лет попрощавшись с режимом "9.00-18.00".

И - все пойдет, как раньше: встречи с ребятами для "чтобы-не-думать", интернет, смс, звонки, "ночи без мягких знаков - глухие мужские ночи" и прочее, и прочее...

Три недели. Мне бы продержаться. Я с ума схожу, думая, что ему еще три недели возвращаться в пустую голодную квартиру и ложиться в холодную постель, с которой снято и увезено фантастическое белье.








Мне страшно при мысли, что он когда-нибудь оставит меня.


@музыка: ...Не знаешь ты, в чем для меня твой гордый профиль виноват...

11:52 

Я хочу стать радугой в твоих ливнях... (с) И.Богушевская

....Курили в окно, считали до ста,
И от безделья немило дразнили луну...
(с) Адо

Вчера Денис познакомил меня с потрясающей парой - своим коллегой и его женой, когда-то бывшей предшественницей Дениса в их Компании.


Сергей - директор производства лет пятидесяти с добрейшей улыбкой, лучистыми морщинками вокруг теплых глаз и затаенной любовью к классическому тяжелому року.
Наталья - ИТ-директор за тридцать с изящной фигуркой, живейшей мимикой и искренними, непосредственными реакциями на происходящее.

У него есть два взрослых сына от предыдущего брака, у нее - десятилетняя Настя от одного из двух бывших мужей, а у них - полуторагодовалая Леночка, о которой Сергей говорит с такой всепоглощающей любовью, с таким обожанием, что Денис, кажется, даже позавидовал, что ему это все еще только предстоит.
Они живут вчетвером в трехкомнатной квартире, отделанной с исключительным вкусом - очень светлой, очень яркой, очень уютной. Стены увешаны свадебными фотографиями (они женаты меньше года). детская застлана розовым ковром с диснеевскими принцессами, а в огромной ванной есть джакузи и плитка с выпуклыми виноградными гроздьями.
Нам показывали сотни детских фотографий - с самой выписки Натальи и Лены из роддома до снимков, сделанных пару недель назад, - рассказывали про коляски и кроватки, обсуждали работу и музыку. Денис пил виски с колой, смеялся и иногда окидывал меня нежным взглядом, а я любовалась одной из самых гармоничных пар, каких я вообще когда-либо встречала. Они вместе уже четыре года - не так много, если вдуматься. Но эта спокойная, счастливая любовь - без ежесекундных объятий, сюсюканий и слащавых заигрываний - двух взрослых, вволю наобжигавшися людей - это то, о чем я мечтаю. Ироничное отношение к семейным неурядицам, с-п-о-к-о-й-н-ы-е рассказы о всяких трудностях, вдумчивое обсуждение работы, детских забот и прочих жизненных проблем - и уют, спокойствие, ласковые взгляды друг на друга, незаметные для нас поглаживания по руке - так, мимоходом, но чтобы было теплее, - шутливое кокетство и отсутствие какой бы то ни было наигранности в разговоре и интонациях - кажется, теперь я понимаю, как должна выглядеть моя идеальная семья.

Хотя, конечно, Денис другой и я другая, да и опыт у нас, конечно, совсем иной. Но в целом, по сути - хочется быть счастливыми именно так: спокойно, уверенно и радостно.




А пока мы доживаем последние четыре дня вдвоем. Потом будет поездка в Москву, где он съездит на собеседование, побудет на нашем семейном торжестве, посвященном Изумрудной свадьбе моих деда и бабушки, и уедет обратно еще на три недели. А я останусь - сдавать анализы, гулять по городу и ждать его.
Это будет наша последняя-последняя разлука. Когда он вернется - мы возьмемся за мелкие переделки в квартире, поездим по детским магазинам и начнем уже совсем внимательно следить за дочкиными пинками: в последнее время она стала очень активно шевелиться по вечерам, как будто пытается перевернуться вверх ногами - я побаиваюсь, не означает ли это скорых родов.

Это будет наша последняя-последняя разлука. Я молюсь, чтобы у нас хватило сил на эти последние три недели - после месяца обнимающихся ночей нам вряд ли легко заснется на расстоянии. Поменьше переписок, побольше звонков, почаще улыбаться друг другу.
Я очень переживаю, как он тут будет один. И я заранее катастрофически скучаю по этому человеку.

Это будет наша последняя-последняя разлука.

23:23 

Я хочу стать радугой в твоих ливнях... (с) И.Богушевская

...В панцирь.


09:18 

Я хочу стать радугой в твоих ливнях... (с) И.Богушевская
А еще он пообещал мне сделать широкий подоконник в большой комнате. Такой ширины, чтобы влезала моя попа и большая кружка с чаем.Тогда, дожидаясь мужа с работы или будучи не в состоянии заснуть, я заберусь на эту красоту с ногами и буду смотреть в шторы окон напротив. И во двор. И на деревья. А зимой - на то, как падает снег, белой тишиной убаюкивая нашу дочку.

До семнадцатого сентября осталось уже меньше месяца.

09:12 

Я хочу стать радугой в твоих ливнях... (с) И.Богушевская

Ирина (17.08.2010 09:17)
знаешь, я очень хотела бы остановиться на чем-нибудь

Денис (17.08.2010 09:17)
в смысле?

Ирина (17.08.2010 09:21)
ну... дурацкое ощущение - я не могу ни полностью доверять, ни полностью знать, что ты лжешь. я прекрасно понимаю, что твои слова о том, что вы даже не целовались - это лукавство. мне действительно было бы легче, если бы ты сразу рассказал все как было. в то же время ночью ты называешь меня по имени, не просыпаясь - и это тоже о многом говорит.
я просто хотела бы какого-то четкого состояния для себя - либо верю, либо нет. но все так зыбко, так переменчиво...

Денис (17.08.2010 09:34)
Мне казалось что мы уже по этому вопросу остановились...
вроде как решили что ты мне доверяешь...
Ладно, давай с начала.
Понимаю, что я дал повод для сомнений, но нельзя же всю жизнь сомневаться...
конечно. тебе непросто, но что бы там ни было - ведь я с тобой, я живу и работаю на нашу семью, не гуляю и не завожу любовниц. Да, мы общались, это зашло дальше, чем должно было. Да, стоило рубануть как-то жестче и раньше. Но так или иначе это закончилось.
Я свой выбор сделал уже 3 года назад и что бы у нас не происходило он неизменен. Ириша, я ведь с тобой!

Посмотри на это и с другого конца. Ты нашла "скелет в шкафу", который не должна была найти. То есть ты увидела всю мою поднаготную. Ну и так ли она ужасна? Ты прочитала письмо, в котором я фактически говорю другой женщине - удачи, у меня другая дорога. Да, берегу ее самолюбие, да, отмечаю что-то хорошее, но только и всего. Главное-то - я был и остаюсь с тобой!

Это лишнее подтверждение того, что не зыбко все, а железобетонно.
Разве нет?

Ирина (17.08.2010 09:38)
да, наверное... прости, эта ситуация никак не идет у меня из головы - невольно кручу ее так и эдак

Денис (17.08.2010 09:48)
Хорошо.
давай по-другому. Взглянем на ситуацию твоими глазами.
Ты узнала, что я тебе не рассказал про поездку, не рассказал, что отношения с ней были довольно близкими, далеко зашедшими. Ты также знаешь, что меня не удержать ни ребенком, ни слезами, ни бытом, ни работой, ни деньгами. Решу - уйду при любых условиях.
Из письма становится понятно, что при одном моем слове я мог бы быть с ней.
Разве не достаточно того, что остался с тобой?

Ирина (17.08.2010 09:50)
пойми, я боюсь, что в сентябре она все силы кинет на то, чтобы ты остался с ней или хотя бы как можно ярче ее запомнил... ну мы ведь обе женщины, я прекрасно понимаю, что она сейчас чувствует...
и мне страшно, что ты так потом и будешь вспоминать и сравнивать, и сравнение это будет совсем не в мою пользу.

Денис (17.08.2010 09:53)
Во-первых, для сравнений у меня не хватит данных. Я конечно просто мужик, но соображаю, что этап завоевания и привязывания мужика - это одно, а совместный быт - совсем другое. У нас с ней не было быта, секса и проч. Сравнить собственно нечего.
Во-вторых, И ГЛАВНЫХ - ты мне родишь МОЮ дочь! Тут уж точно нет шансов сравниться

Ирина (17.08.2010 09:57)
вот-вот - дочка все и решает.
ладно, Дениска. ты прости меня, правда. у тебя куча работы, а я тут с глупостями... все пройдет - только скорее бы домой вернуться.

Денис (17.08.2010 09:59)
Почему тебя так раздражает этот аргумент? Для меня женщина, которая носит моего ребенка - неземное существо! Разве это обидно?

Ирина (17.08.2010 09:59)
нет, что я - неземное существо - это не очень обидно))))))))))))))))

Денис (17.08.2010 10:00)
тогда почему это плохо?

Ирина (17.08.2010 10:01)
да не плохо, малыш, это просто тараканы, что если бы не дитеныш - ты бы оставил меня, она бы развелась с мужем, и вы были бы вместе

Денис (17.08.2010 10:09)
На счет если бы не ребенок - не люблю сослагательных наклонений.
Была бы другая ситуация без ренка - была бы. Какая - не знаю. Но одно - факт. Я никогда не сравнивал вас и никогда не была бы ситуация ухода от тебя к ней. Может, мы бы расстались с тобой, может, продолжали бы - не знаю. Но уходить от тебя к ней не думал никогда

Ирина (17.08.2010 10:10)
черт возьми, Денис
мне было так важно, чтобы ты это сказал...

Денис (17.08.2010 10:11)
всегда пожалуйста)


09:05 

Я хочу стать радугой в твоих ливнях... (с) И.Богушевская
Черт возьми, мне хочется постоянно писать, чтобы выплеснуть, вышвырнуть из себя тот склизкий комок сомнений и недоверия, который мешает мне жить... но я не умею сказать обо всем так, чтобы было понятно и близко, мне остается лишь почти бездумно и быстро поглаживать клавиши, практические не понимая, что при этом я вижу на мониторе - просто я, наверное, разучилась писать, разучилась себе верить, разучилась бесшабашно радоваться мелочам... Денис в минуты откровения просит меня никогда не терять способности быть откровенной и открытой, но когда я пытаюсь поделиться с ним тем, что тревожит - я натыкаюсь на стену из обиды, непонимания или явной насмешки. И тогда мне хочется закрыться, запереться, зажаться, чтобы он никогда больше не сумел заглянуть внутрь меня, потому что тогда я просто начинаю его бояться, и, черт возьми, ни к селу ни к городу вспоминается Лешка, о том, как ярко и порой жестоко, но все же честно и открыто все было, как я могла в лицо послать его, и он отвечал мне, но мы хотя бы могли высказать все друг другу... А тут я постоянно боюсь его реакции, его обиды, его непонимания, его неуюта...
И я постоянно думаю о том, как в конце августа он привезет меня в Москву, а сам на две с половиной недели вернется обратно, и будет один или с ней. и каждую свободную минутку, каждый миг будет посвящать ей, ее проблемам, ее губам, ее голосу... Да-да, я знаю, что нужно либо расстаться, либо доверять, и я, может, хотела бы расстаться, если бы была на сто процентов уверена в том, что он думает о ней, или могла бы доверять, если бы чувствовала, что он только мой, но я не могу убедиться ни в том, ни в другом, потому что не получится больше откровенного разговора, потому что все, что он мог сказать - он уже сказал, остальное будет уже казаться фальшивым и надуманным, и у меня будут один за другим возникать вопросы, и он вполне справедливо может устать от этого и закрыться, но я не могу так больше, все это разрывает меня, лучше бы он честно признался в том, что было - я просто чувствую, что это было, и я никогда не думала, что мне это так важно... но сейчас он постоянно переписывается с кем-то - это может быть и по работе, но я всякий раз так и ощущаю эти буквы, складывающиеся в "милая", "принцесса", "любимая", и отправляемые не_мне...

И я так хотела бы поговорить с ним об этом, но он только рассердится и скажет, что я унижаю его своим недоверием...

08:44 

Я хочу стать радугой в твоих ливнях... (с) И.Богушевская
И никогда, никогда больше не называй меня принцессой...

08:35 

Я хочу стать радугой в твоих ливнях... (с) И.Богушевская

Мне так нужно говорить с ним об этом... так нужно, чтобы он убеждал меня, что все давно закончилось, чтобы продолжал врать, что они даже не целовались... пусть врет, только не молчать об этом, только говорить и говорить...


08:21 

Я хочу стать радугой в твоих ливнях... (с) И.Богушевская
Это было давно, это закончилось, мелкие "недоговорки" неизбежны, он бережет меня, я не должна больше об этом думать, я должна перестать вспоминать и анализировать, это все ерунда, он со мной, он о ней не думает, он скоро отсюда уедет, я не должна больше об этом думать, я не хочу больше об этом думать, я должна забыть, я должна поверить, он же со мной, он обнимает ночью меня, и спешит ко мне, но в сентябре он снова на три недели останется один, но я не должна этого бояться, он больше не будет меня обманывать, я не должна больше об этом думать, не должна, не должна, не должна....

23:10 

Я хочу стать радугой в твоих ливнях... (с) И.Богушевская
Навряд ли где-то лучше, чем здесь...
Но после каждого рабочего дня
Усталый пожилой человек
Выходит во двор....
Охрана стоит на ушах,
Но начальник делает знак:
Римский папа курит "Беломор"...

Под Адо хорошо думается.

Малышка примолкла: чувствует, что маме грустно. А мама в это время сидит и плачет - тихо-тихо, чтобы не разбудить ни мужа, безмятежно спящего после посиделок с коллегой, сытного ужина и футбола, ни еще не родившуюся, но уже чуткую и все понимающую дочку. В колонках мурлычет Горохов, звездное небо за стеклом соперничает с фонарями и фарами, а в доме напротив двое занимаются любовью прямо на подоконнике, включив свет в комнате и распахнув окно так, что ее волосы беспокойной волной ниспадают на проспект Курчатова.

Это вообще забавный город. Здесь очень много беременных, беременных с детьми, беременных с детьми, мужем и друзьями. Остальные девушки и женнщины ходят в мини-шортиках, мини-юбочках и прочей мини-одежде, а мужчины покорно и жадно взирают на мелькающие разнокалиберные женские ножки.
На меня поглядывают с неприязнью - видимо, сразу чувствуется, что я не местная. Наверное, думают, что ростовская, а таких здесь не любят (похоже на отношение к москвичам: дескать, все пафосные бездельники без проблем и трудностей). Когда же слышат речь - пресекают, что Ростовом тут и не пахнет. Странно, как они все это чувствуют - я у них никакого особого говора не замечаю.

Скоро уже уезжать. Совсем скоро - двадцать седьмого я должна быть в Москве. Все пролетело совсем быстро, и, как обычно, омрачено ссорами, подозрениями, неприятными откровениями и так далее. Наверное, нам будет очень сложно, когда родится дитеныш.

Наверное, нам слишком сложно уже сейчас.

Я всегда говорил тебе правду -
Как последний набоб на земле...
Я посыплю голову пеплом,
Если ты погибнешь в войне...
От которой я тебя не сберег...

Знаете, под Адо хорошо думается.

11:40 

Я хочу стать радугой в твоих ливнях... (с) И.Богушевская
Мне часто хочется поговорить с ним о той женщине. Порасспрашивать, проанализировать, поймать на несоответствиях. Узнать побольше подробностей, поплакать, посокрушаться на тему "как же ты мог молчать об этом" и так далее... Но - нельзя. Я почему-то просто знаю - нельзя. Эта тема должна быть закрыта. Я чувствую, что ему до сих пор неловко. Он стал оставлять включенным свой агент, показывает мне какие-то фотографии в Одноклассниках, не парится больше по поводу забытого около меня телефона - это о многом говорит. Он как бы демонстрирует - на, пожалуйста, читай, смотри, исследуй: у меня больше нет от тебя тайн.
Я все это понимаю. И когда накатывает - я просто спрашиваю у него, любит ли он меня. Или занимаюсь какой-нибудь ерундой. Или... или отдаю себя на волю этим мыслям.
А когда он окликает или приходит - я встряхиваюсь, и у нас снова все отлично. Только засели у меня в голове те слова - "Я не уверен, что смогу когда-нибудь разлюбить тебя... но обстоятельства сильнее меня - и я ничего не могу сейчас с этим поделать. Спасибо, что даешь мне кредит на два года - это серьезно, и я не знаю, как изменится моя жизнь за это время, но я буду всегда о тебе помнить". Не верю я, что такое можно написать на пустом месте. Но мне он говорит: "Свой выбор я сделал давно, и это - ты. Ребенком меня не привяжешь - я достаточно уважаю и тебя, и себя, чтобы быть с тобой только из-за еще неродившейся дочки.". И эти слова тоже идут ему, эти слова тоже на него очень и очень похожи.
И я так устала размышлять, анализировать, сопоставлять, что рада бы перестать вообще думать на эту тему - но не могу. Оно лезет и лезет... И - страшно сказать - хочется поскорее отвлечься на ребенка, чтобы не париться больше о всяких глупостях....

15:21 

Я хочу стать радугой в твоих ливнях... (с) И.Богушевская
Я забыла вам написать о том, как люблю его. О том, как по вечерам он рассказывает мне о работе, а я сижу на подоконнике и смотрю на освещенный проспект Курчатова - здешнюю Тверскую. О том, как по утрам он сонно отмахивается от моих напоминаний о времени и, толком не проснувшись, гладит меня по ноге или животу - до чего дотянется. О том, как по ночам он крепко и бережно обнимает меня, бормоча во сне о незаконченных проектах. О том, как днем он неизменно пишет мне и спрашивает, чем я занимаюсь и как себя чувствую.

О том, что, в сущности, у меня замечательный мужчина. Что он, забывая о мелочах, все же не устает спрашивать, поела ли я. Закрывает дверь, чтобы та не напугала меня, хлопнув от сквозняка. Предлагает мне принести попить, когда смотрим кино. Благодарно гладит по руке, поужинав. Терпеливо смотрит со мной "Давай поженимся" и "Маргошу", которую сам же и предложил скачать, когда я расстроилась, что с 16 августа начинается второй сезон, а я и первый-то толком не смотрела, да и тут СТС не показывает. Интересуется, позвонила ли я врачу, и что та сказала. Ругает, когда видит, что количество лимонада уменьшилось без его участия, а нормальная чистая вода стоит нетронутой. Недовольно, но сдержанно объясняет мне подозрительные моменты на найденных мною фотографиях в его компьютере - старается понимать, что у меня не всегда получается избавиться от мнительности. Постоянно говорит какие-то приятные вещи - о моей красоте (смешной он, право!), о том, как любит нас с дочкой, о том, как хочется вернуться в Москву и жить, как нормальные люди. Увлеченно рассказывает о самодуре-начальнике и делится опасениями и надеждами на предлагаемые варианты работы - при этом спокойно и терпеливо разъясняет мне непонятные термины, которые для него, конечно, являются азами и всем известными истинами. Очень расстраивается и надолго задумывается, когда слышит от меня или заключает из моих слов, что я считаю его недостаточно чутким и понимающим.

Я люблю его. И я могу сколько угодно жаловаться, расстраиваться, тихо плакать и переживать - но никогда не перестану ценить то, что он мне дает. Мне очень нравится это состояние Любви.

Полночный листопад

главная