Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
18:48 

Я хочу стать радугой в твоих ливнях... (с) И.Богушевская
Если вы не обидитесь, родные, я не буду описывать, как он вывел тогда меня на тяжелый разговор, как мы пришли к общему знаменателю, как мурлыкали и снова ссорились потом... вес это так надоело, все это - и хорошее, и плохое - вдруг забывается так быстро, не остается ни неприятных осадков, ни сладких воспоминаний... только тупое ожидание тридцатого июля, когда Пассат цвета питерского асфальта, уезжая, не пропоет мне несколько нот пронзительно-плачущим сигналом, а обдует меня кондиционером, приласкает Богушевской или Битлами и покажет удивительные картинки российских городов за окном.
Глупо, конечно, глупо - но мы оба возлагаем какие-то нереальные надежды на этот необычный отъезд Пассата от бибиревской многоэтажки. И я читаю книжки об отношениях молодоженов и о том, как, заботясь о младенце, не забыть о муже, а он уже перестал курить в квартире и все выходные убирался, чтобы я приехала в чистоту.... И мы оба считаем дни до субботы, и она уже почти наступила, мне осталось отработать всего два дня, а он наверняка планирует дела так, чтобы в пятницу как можно раньше отправиться в путь, и он привезет мне арбуз, и мы будем разговаривать, целоваться и слушать музыку, и осторожно, но с упоением заниматься любовью, и смотреть друг другу в глаза, понимая, что эта близость - не на два дня, а на четыре недели, после которых мне надо будет оформить декрет, а ему - увольнение, и тогда он окончательно вернется в Москву, и все будет по-человечески, будет нормальная семья, подсчеты Сашенькиных толчков, отношения мужа и жены, совместные завтраки, ужины и выходные, ночи под одним одеялом...
Мы прожили друг без друга ровно двадцать месяцев. Если вычесть наши встречи, включая новогоднюю десятидневку в 2009 и недельный медовый месяц - будет около девятнадцати. Это закончится уже послезавтра - когда он нажмет на газ и привычно вывернет руль, написав мне стандартное, но в этот раз такое ликующее "Зайка, я выехал!".

19:14 

Я хочу стать радугой в твоих ливнях... (с) И.Богушевская
Что сказать вам, родные?.. О чем поведать?..
Даже не знаю. Денис, Нексус, даже главный бухгалтер - все говорят мне, что я в последнее время перестала улыбаться, стала сама не своя. Ну если начальнице, в принципе, безразлично, а Нексус самонадеянно списывает мое состояние на то, что они с Хеллсом не звонят мне неделями и посему я чувствую себя одинокой и покинутой лучшими друзьями, то недоумевание Дениса вводит меня в ступор.

Мы вместе больше двух с половиной лет. "Как мало!" - скажет кто-то из вас и будет, безусловно, прав. "Целая вечность..." - завистливо вздохнет другой и тоже, в принципе, не ошибется. Но я совсем не о том.

За эти (округлим) три года у нас были разные ссоры. Мелкие царапки и безобразные скандалы. Легкий дискомфорт в отношениях и почти непреодолимое желание ударить. Искренние попытки мягко и деликатно донести свою позицию и отвратительное стремление задеть за живое, обидеть, сделать как можно больнее.
У нас все это было. И когда это произошло в последний раз (конечно, я считаю, что виноват он, а он убежден, что косяк, как и всегда-всегда-всегда - мой) - я сказала ему "хватит". Накануне, после его психов, я написала ему бесконечное сообщение в агенте, где, не заботясь о красоте речи и правильности знаков препинания, высказала все, что чувствую, сказала, как больно выслушивать сплошные требования и упреки, которые так ничтожно затуманиваются мелкими похвалами, что этого просто как будто и нет. Я написала ему все... а потом я же и осталась виновата во всем, от чего мне больно.

К черту.

Всего четыре дня, как я веду себя иначе. Пишу, забочусь, расспрашиваю о делах - но ни единого ласкового слова, ни одного признания в любви... и даже нет так любимых мною скобочек в ту или иную сторону.
Просто мне надоело. Я устала спрашивать его, любит ли он меня, и слышать в ответ "Да, но...... если....... вот только.......". Мне осточертели упреки в адрес моего настроения, которое теперь меняется еще чаще и охотнее, чем раньше. Мне опротивели фразы вроде "Хватит делать из мухи слона", "Ира, ты думаешь не о том", "Ты сейчас неэтична/неадекватна/непокладиста" и так далее, и тому подобное. Мне претит выслушивать угрозы, что если вот это и вот это будет продолжаться, то он уйдет, потому что для него главное - это быть счастливым, и неважно, со мной или без меня, что любовь и уважение к женщине - это важно, но самое основное - это чтобы мужчина оставался бойцом..................
Хватит.

Всего четыре дня, как я веду себя иначе. Он называет меня "милой", "любимой" и "зайкой", передает привет хулиганке-дочке и все пытается узнать, что со мной происходит, почему я перестала быть радостной, что меня тревожит.
Он вдумывается в проблемы моей семьи (их сейчас несколько прибавилось), расспрашивает о самочувствии и беспокоится за мое состояние - но у меня словно сломалось что-то внутри. В том сообщении я написала ему, что все, у меня не осталось сил, я опускаю руки и не хочу больше бороться ни с ним, ни за него - он потом спросил, что это означает, и его удовлетворил мой ответ вроде "Ничего - это просто правда". Он не понял, о чем я сказала. Он не понял, почему с этого момента прекратились "анянякания", смайлики и нежности - не понял, да и заметил ли?..

Хватит. Я больше не могу. У меня шестой месяц беременности, но эмоциональное состояние такое, словно у меня ничего и никого нет. И если я скажу Денису, что это он меня до этого довел, что я больше не могу выслушивать его упреки и, черт возьми, "делать правильные выводы", что моя самооценка успешно стремится к тому уровню, на каком она была в седьмом классе среди трех десятков беспощадных подростков обоих полов.. если я скажу ему все это - он смертельно оскорбится, переобвинит во всем меня, скажет, что я делаю из мухи слона... и не то что не поймет - он даже не задумается, ведь это такая ерунда, право.

А я вчера, встретившись наконец с Нексусом, осознала, что уже недели две хожу без плеера, и в магнитофоне играет не родное "Наше радио", а безликое "Бэст ФМ", и в моей жизни не стало ни музыки, ни друзей, ни радости - ничего, только сплошное, снедающее меня чувство вины перед Денисом за то, что я не такая, за то, что он все никак не может стать счастливым со мной, за то, что... да за все.

Хватит.





Вот так, родные. А Сашенька толкается - в основном по ночам, - требует есть по утрам несладкую геркулесовую кашу, а на ночь пить кислый компот из всяких ягод и без сахара.
На работе я спешно доделываю дела - тридцатого числа будет мой последний день перед "больничным" и последующим декретом. В силу иных, не касающихся наших с Денисом отношений, обстоятельств я не уверена, что у меня получится провести август в том городе, но с работы я сваливаю в любом случае - устала сидеть в маленьком кабинете без окон и без кондиционера, зато с пятью работающими компьютерами и большим незамолкающим принтером.
Ну а так, в принципе, все нормально. За вес меня уже не ругают, и уехать мне разрешили, и все бы отлично - да только так не хватает нежности и понимания со стороны Дениса, так нужно его стремление познать меня не для упреков, а для НАШЕГО счастья, так недостает его желания сделать счастливой меня... то есть он пытается, конечно, но только теми способами, которые нравятся ему, и он совершенно не интересуется, а что, собственно, нужно для счастья МНЕ... я так устала, эти отношения стали выматывать меня, я не знаю, что у нас будет дальше...

17:57 

Я хочу стать радугой в твоих ливнях... (с) И.Богушевская
Моя здоровая, без всяких хромосомных отклонений, стопроцентная девочка резво толкается, требуя иначе лечь, по-другому сесть или просто сделать что-нибудь эдакое. Наш папа появился на два дня - гладил, разговаривал, смеялся, ругался, пытался расстаться, возмущался, снова гладил - и уехал такой же любящий и родной, каким и приезжал.

У нас все хорошо. Врач ругает меня за вес, требует меньше пить - ну, наверное, действительно, пара-тройка стаканов воды с утра, десять-двенадцать чашек за рабочий день, да литр-другой на ночь - это не очень хорошо. А мне в голову закралась шальная мысль - доделать все дела на работе до конца июля, и на август уехать в тот город, а в первую неделю сентября всей семьей вернуться в Москву. Не знаю, как быть - декрет у меня с тридцатого августа, больничный мне напишут без проблем, но вот с моральной точки зрения это, наверное, не очень хорошо по отношению к главному бухгалтеру... А с другой стороны - ну извелся там Денис совсем, он как струна, срывается из-за любой мелочи, у него просто нервы на пределе... и если я приеду на месяц - нам обоим будет легче, он перестанет проводить вечера на работе и будет спешить домой ко мне и к горячему ужину, а я перестану психовать из-за его редких смс-ок, отдохну от запаха и вида бесконечных накладных и поем свежайших донских овощей.

Девочки, кто уже родил - скажите мне, нормально уехать на месяц от врача? У меня сейчас пять месяцев, август будет, соответственно, седьмым. Малышка активная, длинноногая, растет хорошо, увезти ее я собираюсь в прекрасный климат с чистым воздухом, свежими витаминами и папиным голосом...
Как вы думаете?.. С врачом на эту тему думаю пообщаться чуть позже - когда приведу в порядок вес.

23:55 

Я хочу стать радугой в твоих ливнях... (с) И.Богушевская
Ваши судьбоносные годы:







Пойти узнать свои судьбоносные годы: uborshizzza.livejournal.com/958040.html


Забавно - ведь именно в 2010 году я закончила институт, вышла замуж и жду ребенка)))

18:45 

Я хочу стать радугой в твоих ливнях... (с) И.Богушевская
И снова какой-то странный разговор - о том, что теряем друг друга, что перестаем разговаривать не_о_работе и не_о_беременности, что молчать уже не классно, как в начале отношений, а тоскливо, словно каждый его приезд - это неудачное первое свидание.
Мы снова решили попробовать сделать нечто важное для наших отношений - перестать бояться и вызывать друг в друге страх поделиться, рассказать, пожаловаться - пусть даже не тем тоном или не в тех выражениях, каких сейчас хотелось бы второму. Я не могу больше контролировать каждую написанную букву, каждый произнесенный звук из опасения, что любимый человек не поймет или обидится. Ему это тоже тяжело. Я хочу свободы в отношениях. Я хочу говорить о чем угодно, обсуждать что угодно, делиться чем угодно - переживаниями за членов семьи, тоской по друзьям, проблемами на работе, плохим самочувствием, несбывшимися мечтами, нереальными планами, детскими глупостями. Я хочу заново узнать своего мужа, я хочу, чтобы он заново узнал свою жену - мы вроде бы и не изменились, но отчего-то стали вдруг чужими, далекими, жестокими друг к другу.
Мы такими не были раньше. Помню, в первые недели нашего... гхм... романа он изумлялся как бы про себя: "Почему мне так легко с тобой? Когда ты рядом - я чувствую себя совсем молодым, красивым, полным надежд, как десять лет назад.... Как будто мы с тобой - ровесники, знающие друг друга с детства". Я гордилась его словами, мне было радостно от них... но я не прикладывала усилий, чтобы сохранить это. О том, что я должна была поддерживать в нем состояние этой эйфории, этой легкости, я задумалась только тогда, когда все это безвозвратно ушло из него... Нас не съел быт - нет, мы часто вместе готовили, гладила я с удовольствием, а убираться было в радость. Когда к нам переехали его родители - да, было сложно, конечно, но что-то сломалось до них... мы уже довольно сильно ссорились к этому времени, и недостаточно бурно и искренне мирились... его стали напрягать мои упреки, переменчивое настроение, непонимание его жизненных позиций, а я начала винить его в равнодушии, нечуткости, требовательности - в итоге мы расстались бы, конечно... если бы не тот город...

Когда он уехал в тот город - это был буря эмоций. Проводив его, услышав прощальный сигнал его машины, я задыхалась от рыданий так, как, кажется, никогда раньше. Как, кажется, никогда раньше...
Потом были щемящие смс, редкие-редкие звонки, встречи раз в несколько недель - романтика... Но постепенно ссоры становились серьезнее, продолжительнее, жестче - и я уже совсем было решила расстаться, даже начала продумывать разговор, как выяснилось, что жду от него ребенка...
И вдруг такими мелочными показались все наши проблемы! Мое переменчивое настроение мы списали на гормоны, его требовательность - на заботу обо мне (например, когда я сдавала сессии и писала диплом - он доводил меня своими нотациями до истерик, но только благодаря ему я не бросила учебу), наше непонимание - на слишком долгую разлуку... И меня восхищала его неизбывная радость от моей беременности....
Потом - свадьба, Валдай - две волшебных недели вместе, страшная после них разлука, снова встреча - и ссоры, ссоры, и вот я уже сняла волшебное колечко, и удалила из телефона его номер, а он все - "зайка", "милая", "любовь моя"...

Я не знаю, получится ли у нас сейчас... Он написал сегодня: "Просто мы вместе. Нас-двое. Нас - не разорвать и не поломать. Мы вместе - и все тут. Твоя беда - моя беда, и наоборот. А проблемы нашего внутреннего общения - да нет их, лучше давай вместе воевать с внешним миром. Ух, мы ему покажем))" - я ответила в тон, но сомнения уже слишком сильны, и я просто не знаю, не знаю, сможем ли мы действительно сделать друг друга счастливыми, или так и будем варить все в себе, забываясь работой, интернетом и книгами...

14:02 

Я хочу стать радугой в твоих ливнях... (с) И.Богушевская
Его забавляет портить мне настроение. Он может наговорить мне гадостей, а потом на мое "Надоело, хватит. Все" ответить мне смайликом.
И по идее я должна бы тоже переводить все это в шутку, но он действительно обижает меня словами, и не способен это понять. Для него моя обида априори является блажью и слоном, раздутым из мухи.




И это больно, черт возьми.

@музыка: ...И теперь, когда некуда дальше бежать - я вам объявляю Войну...

13:36 

Я хочу стать радугой в твоих ливнях... (с) И.Богушевская
... И мы ссоримся из-за того, что я не поздоровалась при первом сообщении сегодня, а сразу задала какой-то вопрос...

Что за бред...

19:41 

Я хочу стать радугой в твоих ливнях... (с) И.Богушевская
...А иногда - редко-редко - я взглядываю на ту детскую площадку, пробегая привычный путь от дома до метро или обратно. Конструкцию, у которой мы тогда стояли с Лешей, перекрасили из оранжевого цвета в розовый... а больше ничего не изменилось. Даже время, которое мой взгляд устремлен туда - две-три секунды в полузабытии, а потом досадливое "Хватит!" вполголоса и упрямый поворот головы в другую сторону.
Я почти не вспоминаю его - правда. Вот только когда мы с ребятами попадаем на Болото, оно ассоциируется у меня отнюдь не с файерщиками и вискарем, как у них, а с удивительными для меня воспоминаниями Леши о наших встречах.

В Валдае мы с Денисом много говорили о нем. Точнее, о том, как этот человек повлиял на мое восприятие мужчин в будущем. Да, я подсознательно все время жду от мужа удара во время ссор, и его крик вводит меня в ступор, во время которого я могу босиком выйти из квартиры и начать спускаться вниз, и я как-то странно полюбила жесткий секс после того, как Леша насиловал меня при скандалах, и... да много чего, только Денис не хочет понять, что было у нас с Лешей то хорошее, чего с ним не может быть... то хорошее, о чем я не могу жалеть...

Через месяц будет три года, как он сказал мне - трусливо, по телефону - "Все кончено". Мы увиделись тогда один раз, он держал меня за руку и жаловался, что его ко мне тянет, будто и нет той, другой... а потом назвал меня ее именем... и признался, что она беременна... Видит Бог, я не желала ей выкидыша, который произошел вскоре после этого... И потом началась эта странная гонка с высоченным давлением, работой до изнеможения, тщетными попытками вспомнить имена близких друзей, смешными потугами стать стервой и не менее странное "приручение" меня Денисом, который не всегда тактично, но всегда уверенно и властно заставлял меня чувствовать себя ЕГО женщиной... и Леша стал воспоминанием... образом... именем...

А через два месяца будет четыре года, как этот высокий и грузный красавец впервые подошел ко мне, обдал восхищенным взглядом серо-голубых глаз и начал рассказывать мне что-то о моей женственности и о моих красивых ногтях-волосах-фигуре... Тогда я совсем не восприняла его всерьез, была уверена, что он забудет обо мне назавтра после этого корпоратива, а он не отходил от меня ни на шаг в течение всего дня, а в следующие встречи мы ездили по Москве, целовались и не могли наговориться, и я медленно сходила с ума от этих светлых глаз, от вечной щетины, от коротких русых кудряшек, от мощных плеч, от живота, гордо выступавшего над ремнем...
Мне думалось, что я влюбилась, но я и представить себе не могла, что когда он уйдет, когда я стану женой любимого человека и буду ждать от него ребенка - все равно что-то будет замирать в груди при воспоминании о его рубашках, и мимолетное изумление - "Как же так - мы уже не вместе?.. Но почему, за что?.." все также будет смущать мой разум.





Я редко вот так вот, как сейчас, отдаюсь этим воспоминаниям. Просто сегодня ребята снова позвали меня на Болото - и понеслось...

Прошло больше восьми месяцев, как мы с Лешей встретились в первый и в последний раз после расставания. С тех пор он ни разу не написал и не позвонил - что ж, тем лучше. Я могла бы дружить с ним, как с остальными бывшими, но только... только на расстоянии бы... без встреч, без голоса - просто в интернете...

Черт, мысли уводят слишком далеко. Внутри меня сейчас барахтается уже не такая уж крошечная девочка, требуя вынести ее на свежий воздух - недовольна, что мамка весь день за компьютером да с бумагами. И именно об этом я должна думать. О дочке, о муже и о маме - о трех главных людях в моей жизни. В ней есть еще место другим членам семьи и близким друзьям, но - не ему... не ему...

16:39 

Я хочу стать радугой в твоих ливнях... (с) И.Богушевская
Я ошибалась, думая, что малышка уже через полчаса забудет об этой игле. О нет, моя дочка (м-о-я--д-о-ч-к-а) гневно пинала меня весь день, и ночью тоже, и до сих пор мне от нее здорово достается.

Вчера, нависнув надо мной, три врача пытались справиться с моей хулиганкой: одна не отводила взгляд от монитора, другая, впившись в меня шприцом, пыталась справиться с драчуньей, а третья что-то там держала, подсказывала и умилялась. В последний момент Сашка (не, тут была не Сашенька - а Сашка, Шурка!), когда до пуповины уже почти добрались, задней лапой выбила эту иглу нафиг, и вместо капли крови у нас взяли каплю околоплодных вод.
В итоге, конечно, большие и злые тети победили мою маленькую, и ничего у нас с ней потом не болело, и толкается она до сих пор яростно и сильно - ее, видимо, забавляет, что при каждом пинке мамка радостно-смущенно ойкает и кладет ладонь на живот, наивно надеясь тем самым успокоить свою красавицу.

Все хорошо. Я надеюсь, я верю, я знаю - все хорошо.

Спасибо вам за такие хорошие и добрые слова в комментариях к предыдущему посту, мои милые. Мне это важно. Нам:)

18:45 

Я хочу стать радугой в твоих ливнях... (с) И.Богушевская
Все эти мои "Ой, да неважно, здоров или нет - справимся!" - это в основном спектакль для Дениса. Ну и для мамы. И для Нексуса.
То есть, для самых близких в реале людей.

Вам же я могу сказать, что очень переживаю по этому поводу. Потому что - да, вся жизнь будет нацелена не на то, чтобы ребенок спокойно рос и преуспевал в том, в чем захочет преуспевать (искусство, наука, техника - в обеих семьях куча талантов, что унаследует - то и слава Богу), а на то, чтобы минимально отставать от сверстников. Вся жизнь - борьба для любого человека, но с чем бороться "солнечному" малышу? С собственной болезнью? Но ведь она неизлечима. На одном из сайтов сказано - "ребенка, больного Синдромом Дауна, нельзя вылечить - его можно только приспособить к жизни в обществе".
Понимаете? ПРИСПОСОБИТЬ. Ну, как гвоздь в стене приспосабливают для полотенец вместо крючка.

Это страшно. Можно долго бить себя кулаками в грудь и кричать о собственном героизме - вот, дескать, какие мы молодцы, мы нашего ребенка любим заранее, любым!.. Но отрицать, что это страшно - нельзя. И бояться этой неизвестности еще четыре месяца - значит, мучить не только себя, но и малыша.

Я поеду завтра. Она у меня сильная девочка. Тьфу-тьфу-тьфу, никаких побочных эффектов ни на какие лекарства и процедуры у меня никогда не было - не будет и в этот раз. Я попрошу ее зажмуриться и не смотреть на эту иглу - всего минутку, и игла ее не тронет, украдет совсем чуть-чуть крови из пуповины да и все. Сашенька через полчаса уже и думать об этом забудет, а ее мама еще только две недели понервничает, а потом будет жить в соответствии с результатами анализа.

Вот и все. Я поеду. Все будет хорошо.

14:41 

Я хочу стать радугой в твоих ливнях... (с) И.Богушевская
Мы думаем, думаем, думаем...

На завтра назначена инвазивная процедура - ее результатом будет информация о наличии Синдрома Дауна у дочки и - один процент из ста - замирание беременности.
Я боюсь этого процента.

Я отношусь к небольшому проценту людей с заниженным болевым порогом, врожденной грамотностью и некоторыми не опасными и не очень мешающими жить, но неприятными заболеваниями, коими может похвастаться 1-2 человека на несколько тысяч. У меня многое - не как у людей. И если какой-то нелицеприятный факт - редкость, то в моей жизни он почти наверняка будет присутствовать.
И адекватно понимая все это - я очень боюсь этого процента.

Завтра, завтра... а надо ли?.. У нее длинная шейка, длинные ножки, носик на месте с самого начала, анализы более-менее хорошие, а сегодня в метро меня-таки толкнули изнутри, требуя не то еды, не то внимания.
Самое главное - наш папа нянякает от любой мысли о том, что он является папой, и возможное наличие СД его вообще не смущает, он уже любит дочку и сам удивляется своей эйфории. Скомканно помямлив о прерывании беременности, мы оба сошлись на том, что это все бред, и мы никогда на такое не сможем решиться - ведь там уже Человек.

И... И теперь возникает вопрос - а зачем?..
Ну да, в Израиле этот анализ делают всем - это очень важно, чтобы не было отказных малышей. Но мы в любом случае не собираемся отказываться, ребенок - наш, родной, любимый.
Ну да, по идее знать заранее - это значит подготовиться, почитать интернет, поузнавать о специальных учреждениях, где помогают родителям таких деток, ну и так далее - но как-то это все... наигранно звучит, что ли... успеем мы все узнать и почитать, пусть родится сначала...
По первому скринингу - один к девяноста трем, по второму - один к тысяче ста двадцати семи (!) - вот и думай, что думать после этого...

Денис (13:40) :
Как Бог решил, так и будет. В люом случае, папа и мама дочурку нашу любим. И все.
А теперь все проще.
Нужен ли нам этот анализ? Ответ - не нужен.
Согласна?


Мой... мой муж всегда думает, рассуждает, анализирует - а потом выдает четкую оценку ситуации, ясное решение проблемы.
И вроде бы - да, не нужен, ведь так страшно через две недели узнать на УЗИ, что "плод", как они его называют, перестал шевелиться после вмешательства в личное пространство, что обиженное сердечко замерло и больше не застучит...
Но... но столько готовились, столько анализов уже сдано для этого, столько страхов задушено... и ведь надо знать все заранее, чтобы подготовиться и все такое...



И черт его знает, как поступить... У меня еще несколько часов на раздумия - а потом либо ложиться спать пораньше и ехать завтра, либо звонить туда, отказываться и жить дальше...



Я не знаю... совсем не знаю...

16:58 

Я хочу стать радугой в твоих ливнях... (с) И.Богушевская
Что-то происходит внутри - я прямо чувствую. Нет, малыш еще не толкается, но как-то неуловимо заявляет о себе, не дает забыть ни на миг, притягивает к себе мою ладонь.

Что-то происходит и в сердце. Да, конечно, я давно уже простила Дениса, а сегодня он предложил созвониться завтра, так как очень соскучился по моему голосу, а пока попросил вылезти в агент - мы уже почти неделю не общались в сети, я там для него в офлайне. Вылезла. Что-то теплое и влажное овладевает моим разумом, когда я читаю его ласковые смс, когда отвечаю ему сухо, тщетно пытаясь обмануть.
Не могу. Он знает, что люблю, и, видимо, переживает из-за того случая, раз так нежен. Пишет часто, ласково называет, обещает скоро приехать...

Черт, не могу выразить. Не знаю - то ли не пишется, то ли не думается... Но я читаю чужие описания влюбленных ночей, и понимаю, что да, да, у нас тоже так бывает, и у нас тоже так будет, нам бы только пережить это дурацкое лето, а потом сентябрь, и он вернется наконец, и мы будем...

И будем - Мы...

19:28 

Я хочу стать радугой в твоих ливнях... (с) И.Богушевская
...А малыш растет. Животик туго выпирает под самыми свободными блузками, а когда я кладу на него ладонь - почему-то очень чувствую ее тепло, словно оно идет внутрь... наверное, так и есть.
Завтра нам будет девятнадцать недель. Я читала, что на двадцатой пузожитель должен заявить о себе каким-то движением - я ждала этого раньше, раз уж мы так быстро растем, но тут, видимо, все будет по науке. Врач нас хвалит за активный рост, а на следующей неделе будет УЗИ - мне скажут, сколько сантиметров и продолжают ли они быть похожими на девочку. А когда станут известны результаты анализа на СД - бонусом будет точная информация о поле ребенка. Это забавно - впрочем, я и так знаю, что ее зовут Сашенька.
Буду долго смеяться, если окажется, что это все-таки Лешка.
Ну да впрочем... не так уж это и важно, по сути. Уж тем более до рождения - разве что буду точно знать, как обращаться к этому хозяину моей жизни.

Мне так хочется поторопить время... чтобы скорее-скорее, и уже большой живот, и врач рассказывает, как готовить грудь к вскармливанию, и усталость от того, что не поспать в любимой позе, и поясница болит.... впрочем, болит она уже сейчас.
Но так хочется все поскорее... И в декрет - высыпаться и нормально есть, читать старые журналы про детей, слушать классическую музыку, учиться вязать на спицах... И пяточки дитеныша, которыми он будет упираться в живот... И его реакции... И...

Так хочется все это поскорее...

16:59 

Я хочу стать радугой в твоих ливнях... (с) И.Богушевская
...И я не знаю, как мне быть. Ужасно хочется хоть какой-то определенности - я устала прыгать из огня да в полымя: то мы счастливы, то в один миг можем разругаться и бросить друг в друга словами "всех благ", что на нашем негласном языке означает "прощай". Мне мечтается окунуться с головой в мое нынешнее состояние, говорить об этом с Денисом, посещать с ним какую-нибудь школу будущих родителей, переделывать кабинет под детскую... вместо этого мы все время ругаемся и выясняем отношения, живем в разных городах и все никак не можем достичь гармонии - я ведь понимаю, что и ему очень тяжело, и, наверное, если человек не был в такой ситуации, если не виделся с любимой женщиной одну ночь в несколько недель - ему многого не понять. Фраза "я бы на его бы месте бы..." построена на страшно неблагодарном сослагательном наклонении, которое не учитывает столького, что просто теряет всякое право на существование.

А так... не знаю... я готова согласиться на любые изменения, лишь бы знать, что он счастлив, и быть, а не притворяться счастливой самой. Осенью будет три года, как мы не можем этого достичь. Мы бы расстались в начале этой весны - но Бог не захотел этого и послал нам торопливое сердечко и кокетливые ручки-ножки, которые правят теперь нашей жизнью.

И я не знаю, как мне быть. Правда.

13:44 

Я хочу стать радугой в твоих ливнях... (с) И.Богушевская
Иногда я ненавижу этого человека так, будто он причинил мне страшное зло - а ведь он всего лишь вызвал во мне Любовь.

Он написал мне в тот же день вечером - то есть назавтра после ссоры. Спросил, дома ли я, все ли в порядке. Когда я не ответила ни на смс, ни на звонок, он позвонил моей маме - благо, отношения у них отнюдь не классические (тьфу-тьфу-тьфу). Она по моей просьбе сказала, что я в ванной.

Когда чуть позже я написала и спросила, зачем звонил - назвал Иришкой и сказал, что волновался за меня.

Бред, чушь.

Вчера я позвонила ему посоветоваться - результат второго скрининга равен 1:1127 против первых 1:93. Делать ли анализ, однопроцентно опасный для малыша?.. А если не делать - мучить ли гугл дальше запросами а-ля "ребенок с СД" или надеяться на русское "авось"?.. Не позвонить по этому поводу я не могла - разговор не для аськи, а вообще не рассказывать, тем более что он накануне написал - просто не имела права, он ведь волнуется.

Я честно пыталась разговаривать с ним сухо - насколько это возможно, когда любимый мужчина ласково и ненавязчиво говорит, что примет любое мое решение, и что при всех вариантах развития ситуации будет действовать принцип "суждено-не суждено", и что малыша он любит уже сейчас, и меня тоже любит, и вообще я его жена, и все эти его "зайка", "Ириска", "милая"...
Вызвал-таки мою улыбку, которую я не сумела от него скрыть, рассмеялся сам, услышав мое "блин, Денис, я тебя ненавижу, честное слово..." - а потом, через пару часов, написал - "Дуться долго на тебя - это слишком. Я люблю мою жену - Иришку". Знала б я его хуже - я бы обиделась на отсутствие извинений. Но я слишком хорошо изучила оттенки его голоса, и это немудреное двустишье посреди рабочего дня, и...

Черт возьми. Все это, конечно, пафосно и красиво - сняла кольцо, удалила контакты... Но при всей моей искренней уверенности в том, что раньше понедельника он не напишет, а такого долгого молчания я ему не прощу - я все равно собиралась поехать сегодня в его район, дабы привезти туда немного своих вещей и разобрать его коробки-пакеты, которые он притащил из того города.

Знаю - как минимум один из вас скажет, что жизнь меня ничему не учит, и что я веду себя неправильно, и надо быть жестче, и...
Почитайте мою инфу в профиле, родные. Я не могу иначе. Я люблю его - и самое ужасное, что я знаю, как он любит меня.

12:04 

Я хочу стать радугой в твоих ливнях... (с) И.Богушевская
Мы поговорили вчера в агенте, пожелали друг другу хорошего дня, всех благ и удачи, потом я внесла его в список "я всегда невидим для", удалила его номер из сотового и впервые за месяц сняла с безымянного пальца переставшее быть волшебным колечко да положила его в глубокий кармашек в сумке.

Кажется, все, родные. У нас с малышом остались семья, друзья и дайри.ру. Нам хватит - с лихвой.

Тридцать два месяца - ерунда, в сущности.

Да.

13:44 

Я хочу стать радугой в твоих ливнях... (с) И.Богушевская
...А Денис приедет завтра - и до понедельника.

Мне очень хочется, чтобы Сашенька впервые толкнулась именно в эти выходные - именно под его ладонью. Пора им уже знакомиться поближе.

Животик уже не скрыть - да я и не пытаюсь. Мама изумлена - говорит, у нее перед родами и то меньше был... Ну а что - папка-то у нас вон какой)))

13:41 

Я хочу стать радугой в твоих ливнях... (с) И.Богушевская
Нет, знаете, это уже становится забавным.

В выходные на работе был корпоратив - первый День рождения компании. Теплоход, шашлыки, теплоход.

Все как всегда - народ напился, нафотографировался, натанцевался...

На обратном пути я сидела в... как это называется?.. внизу, типа большой каюты, там столы и диваны, можно отдохнуть от ветра. Рядом - Наташа, финансовый директор. Напротив - Слава, генеральный. И еще кто-то из народа... не суть.

Начальство общается о своем, я молчу и думаю о далеком. Внезапно Слава кивает Наташе на окошко: "Гляди, вот на таких монстрах "Лабиринт" плавает..." - а за окном большой-большой теплоходище...

Я вскинулась:
- Вячеслав Васильевич, а Вы что, тоже в "Лабиринте" работали?..
- О_о И ты?? Слышь, Наташ, которая она у нас? Восьмая?)))
Они посмеялись, перечислили мне выходцев из той книготорговой компании, трудящихся теперь в этой книготорговой компании... Все было бы очень мило и позитивно, если бы постепенно я не выпытала у Славы, что он-де был руководителем Лешиного подразделения. А Димка - тоже какой-то там начальник, с ним мы часто общаемся по работе и на остальные темы - год прожил с Лешей в Питере, где они оба работали на "Лабиринт". А Марина - девушка из отдела информации, я все никак не могла вспомнить, где же видела ее лицо - дружила с Лешей и увлеченно танцевала с ним на том корпоративе, когда мы с ним еще не познакомились.

Ну и так далее, собственно. Поговорив со Славой и поболтав с Димкой, я открыла для себя, что Лешу на работе не любили, что были у него черты, не позволяющие коллегам доверять ему, ну и, в общем, кучу каких-то нелицеприятных вещей, на которых мне-то, в принципе, параллельно - ведь этот человек уже мне чужд.

Но сам факт - из миллиона московских компаний я рандомно устроилась именно в ту, где прекрасно знают... как это принято говорить? моего бывшего.

Меня потряхивало весь оставшийся путь, и потом общение с Нексусом и Хеллсом совсем не отвлекло.



Лешка, Лешка - отпусти меня уже, а?.. У меня ведь уже совсем своя, совсем другая, совсем Без-Тебя-Жизнь....

20:57 

Я хочу стать радугой в твоих ливнях... (с) И.Богушевская
Я все расскажу вам чуть позже, родные.
А пока - вчера меня направили на анализ: шанс родиться с Синдромом Дауна у нас один к девяноста трем вместо положенных одного к двустам пятидесяти. А посему сделают мне в пузо укол, возьмут чуть-чуть ткани у малыша и пересчитают хромосомы. Если сорок шесть - мы порадуемся и будем жить дальше. Если сорок семь - исследуем интернет, закупимся литературой, порадуемся и будем жить дальше.

Я очень переживала перед поездкой в этот Центр, где мне должны были рассказать о рисках и выписать направление. Но вот я съездила, все узнала, мы обсудили ситуацию с Денисом и, полазив по всяким форумам на соответствующие темы, я неожиданно для себя перестала волноваться - во-первых, уже поздно на что-либо влиять, а бояться узнать правду - глупо, - а во-вторых, ничего страшного в воспитании таких деток нет, разве что больше внимания к их проблемам да гордости от их успехов. Ну вот просто как выключило - успокоилась, и все.

В любом случае - до двадцать первого июня еще три недели, да потом еще несколько дней ждать результатов... если беспокоиться и страшиться, то и поседеть недолго.

Теперь реально боюсь одного - есть 1-1,5% выкидыша. Но организм у меня молодой, пузожитель растет и набирается сил - здесь остается только уповать на счастливый случай.

Это, пожалуй, самое главное. А так - развиваемся мы на две с половиной недели быстрее, чем кем-то там положено, постоянно требуем еды (еды! Еды!!! ЕДЫ!!!!!) - чуть ли не каждые пятнадцать минут. Друзья уже смеются надо мной, но все время подкармливают, конечно. Очень яркие запахи, неожиданная нежность к котятам/щенятам/птенцам, неприятие ароматов алкоголя и табака, потеря сознания в утренней давке, беспричинные и резкие смены настроения, пузобрюки с пузоджинсами и голод, голод, голод - в общем, беременность в разгаре.

Семнадцатая неделя.

19:39 

Я хочу стать радугой в твоих ливнях... (с) И.Богушевская
Валдай...

Теперь это слово связано у меня с девственнейшей природой, с трелями сумасшедше-ночных соловьев, с нежными и сильными ударами весел по воде, с бескрайне-оранжевым закатом, с чудесно-мягкими голубыми пледами, с...

С разговорами, с разговорами, с разговорами...



Мы начали разговаривать еще в машине, обсуждая войну, памятники и ветеранов, которым только что раздарили всю охапку алых гвоздик. Мы говорили, когда ехали по залитой солнцем дороге, и мимо нас проносились грозно-сосновые и нежно-березовые леса. Мы говорили, когда вошли в очумело пахнущий деревом отель-терем, и, поулыбавшись девушкам на ресепшн, помчались в свой бревенчатый номер. Мы говорили, когда ужинали неожиданно-домашней едой, и было вкусно, сладко, спокойно и - о Боги! - целых пять дней счастья впереди.



У нас был день, когда мы с завтрака до ужина мотались по Валдаю, рассматривая средневековые церкви, покупая мне деревянные украшения и целуясь посреди площади.
У нас был день, когда мы позавтракали, за разговорами незаметно принесли обед, и в итоге мы решили не отвлекаться до ужина - так и просидели все светлое время суток в волшебно-плетеных креслах, закутавшись в те самые неземные пледы.
У нас был день, когда мы кормили сытую лосиху и голубоглазую собаку, исследовали огромный муравейник и фотографировали капли на вековых сосновых ветвях.

У нас был...

Знаете, у нас была целая Жизнь. Когда-то - в начале наших отношений - я писала вам, что каждые выходные, проведенные у него, это маленькая, но настоящая Жизнь.
Здесь это ощущение вернулось. Здесь вернулась нежность его имени. Страсть к наблюдению за его руками на руле. Легкий и искренний смех от его гримас, шуток и издевок над попсой. Тщетные попытки вслушаться в его слова, потому что своим голосом он заполнил всю меня и весь мир вокруг меня. Слепая вера в его мнение о людях. Вернулось...

Вернулось все то, по чему я так скучала в последние месяцы. Вернулось то, из-за отсутствия (или сна?) чего я собиралась с ним расстаться.



Появилось и новое. Появилось удивительно щемящее чувство, смешивающее в себе гордость, стыд, нежность, тоску, желание плакать, надежду на то, что время способно остановиться.................... это когда он начинал разговаривать с десятисантиметровой жизнью внутри меня. Это когда он рассказывал этому существу о том, что мы видим вокруг, какие у него мама и папа, когда просил его не бунтовать и не сердиться, если мы долго не можем заснуть. Это... ах, кто ощущал - тот меня поймет, кто еще нет (ну или мужчина) - просто поверьте, что, может быть, что-то подобное испытываешь потом при взгляде на ребенка, но когда смотришь, как любимый человек ласково говорит со смыслом своей жизни, живущим пока во мне - это просто необъяснимо.

Есть и другое новое. Оказывается, со всеми нашими феминистскими настроениями в обществе, гордость женщины, о которой заботятся, в нас долго не изживется. Когда сидишь на носу лодки, а перед тобой твой мужчина сильно, спокойно и уверенно взрывает веслами озерную гладь - все обаяние окружающей природы меркнет перед его красотой. Умело гребущий мужчина - это настолько сексуально, мужественно и незабываемо, что я даже не могу вам этого объяснить.
И его снисходительность к моему ужасу, когда после нашей стоянки на другом краю озера поднялся страшный ветер, и лодка, казалось, не продвигалась, а лишь качалась на месте - лишь потом я вспомнила, как жестко он сказал мне застегнуть надувной жилет и как напряженно вглядывался в мое состояние.
Ах, я стала теперь мечтать пойти с ним в поход.



Много чего было в эту неделю: мы дурачились перед персоналом отеля, как невинные дети, и занимались любовью в неположенных местах, как отъявленные негодяи. Мы обсуждали его друзей, как старые сплетницы, и планировали переделку квартиры, как деловые люди. Мы ругали не желающую есть наш хлеб лосиху, как потенциальные жертвы Общества о защите животных, и восхищались закатом в изысканнейших выражениях, как чопорные аристократы.

Мы.

Мы.

Мы.

Там кругом было это слово. И когда мы единственный раз поссорились и я, наревевшись, ушла куда-то в ночь, а потом он предупредил меня об ответственности за часть его седых волос, заставил сделать два или три глотка пива и потом долго-долго - кажется, до утра - гладил меня по волосам, называл своей несчастной маленькой зайкой и ругал себя на чем свет стоит - тогда были Мы. И когда мы обсуждали официанток, которые заигрывали с ним все вместе и каждая по очереди, в шутку планировали секс втроем и обличали страхи и сомнения друг друга - и тогда тоже были Мы. И когда, расставаясь, замерли в объятиях и никак не могли поверить, что эти две недели наших ночей закончились и впереди опять целый месяц разлуки - тогда снова были Мы.

И даже когда мы все так же обмениваемся смс-ками, сообщениями в агенте и ласковыми настроениями по телефону - наше "МЫ" никуда не девается. Теперь мы пуще прежнего стараемся быть понимающими, деликатными и снисходительными к перепадам настроения друг у друга.

Мы, кажется, наконец-то познакомились и потихоньку начали узнавать друг друга.

Мы.






Теперь - МЫ.

Полночный листопад

главная