• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
12:04 

Я хочу стать радугой в твоих ливнях... (с) И.Богушевская
Мы поговорили вчера в агенте, пожелали друг другу хорошего дня, всех благ и удачи, потом я внесла его в список "я всегда невидим для", удалила его номер из сотового и впервые за месяц сняла с безымянного пальца переставшее быть волшебным колечко да положила его в глубокий кармашек в сумке.

Кажется, все, родные. У нас с малышом остались семья, друзья и дайри.ру. Нам хватит - с лихвой.

Тридцать два месяца - ерунда, в сущности.

Да.

13:44 

Я хочу стать радугой в твоих ливнях... (с) И.Богушевская
...А Денис приедет завтра - и до понедельника.

Мне очень хочется, чтобы Сашенька впервые толкнулась именно в эти выходные - именно под его ладонью. Пора им уже знакомиться поближе.

Животик уже не скрыть - да я и не пытаюсь. Мама изумлена - говорит, у нее перед родами и то меньше был... Ну а что - папка-то у нас вон какой)))

13:41 

Я хочу стать радугой в твоих ливнях... (с) И.Богушевская
Нет, знаете, это уже становится забавным.

В выходные на работе был корпоратив - первый День рождения компании. Теплоход, шашлыки, теплоход.

Все как всегда - народ напился, нафотографировался, натанцевался...

На обратном пути я сидела в... как это называется?.. внизу, типа большой каюты, там столы и диваны, можно отдохнуть от ветра. Рядом - Наташа, финансовый директор. Напротив - Слава, генеральный. И еще кто-то из народа... не суть.

Начальство общается о своем, я молчу и думаю о далеком. Внезапно Слава кивает Наташе на окошко: "Гляди, вот на таких монстрах "Лабиринт" плавает..." - а за окном большой-большой теплоходище...

Я вскинулась:
- Вячеслав Васильевич, а Вы что, тоже в "Лабиринте" работали?..
- О_о И ты?? Слышь, Наташ, которая она у нас? Восьмая?)))
Они посмеялись, перечислили мне выходцев из той книготорговой компании, трудящихся теперь в этой книготорговой компании... Все было бы очень мило и позитивно, если бы постепенно я не выпытала у Славы, что он-де был руководителем Лешиного подразделения. А Димка - тоже какой-то там начальник, с ним мы часто общаемся по работе и на остальные темы - год прожил с Лешей в Питере, где они оба работали на "Лабиринт". А Марина - девушка из отдела информации, я все никак не могла вспомнить, где же видела ее лицо - дружила с Лешей и увлеченно танцевала с ним на том корпоративе, когда мы с ним еще не познакомились.

Ну и так далее, собственно. Поговорив со Славой и поболтав с Димкой, я открыла для себя, что Лешу на работе не любили, что были у него черты, не позволяющие коллегам доверять ему, ну и, в общем, кучу каких-то нелицеприятных вещей, на которых мне-то, в принципе, параллельно - ведь этот человек уже мне чужд.

Но сам факт - из миллиона московских компаний я рандомно устроилась именно в ту, где прекрасно знают... как это принято говорить? моего бывшего.

Меня потряхивало весь оставшийся путь, и потом общение с Нексусом и Хеллсом совсем не отвлекло.



Лешка, Лешка - отпусти меня уже, а?.. У меня ведь уже совсем своя, совсем другая, совсем Без-Тебя-Жизнь....

20:57 

Я хочу стать радугой в твоих ливнях... (с) И.Богушевская
Я все расскажу вам чуть позже, родные.
А пока - вчера меня направили на анализ: шанс родиться с Синдромом Дауна у нас один к девяноста трем вместо положенных одного к двустам пятидесяти. А посему сделают мне в пузо укол, возьмут чуть-чуть ткани у малыша и пересчитают хромосомы. Если сорок шесть - мы порадуемся и будем жить дальше. Если сорок семь - исследуем интернет, закупимся литературой, порадуемся и будем жить дальше.

Я очень переживала перед поездкой в этот Центр, где мне должны были рассказать о рисках и выписать направление. Но вот я съездила, все узнала, мы обсудили ситуацию с Денисом и, полазив по всяким форумам на соответствующие темы, я неожиданно для себя перестала волноваться - во-первых, уже поздно на что-либо влиять, а бояться узнать правду - глупо, - а во-вторых, ничего страшного в воспитании таких деток нет, разве что больше внимания к их проблемам да гордости от их успехов. Ну вот просто как выключило - успокоилась, и все.

В любом случае - до двадцать первого июня еще три недели, да потом еще несколько дней ждать результатов... если беспокоиться и страшиться, то и поседеть недолго.

Теперь реально боюсь одного - есть 1-1,5% выкидыша. Но организм у меня молодой, пузожитель растет и набирается сил - здесь остается только уповать на счастливый случай.

Это, пожалуй, самое главное. А так - развиваемся мы на две с половиной недели быстрее, чем кем-то там положено, постоянно требуем еды (еды! Еды!!! ЕДЫ!!!!!) - чуть ли не каждые пятнадцать минут. Друзья уже смеются надо мной, но все время подкармливают, конечно. Очень яркие запахи, неожиданная нежность к котятам/щенятам/птенцам, неприятие ароматов алкоголя и табака, потеря сознания в утренней давке, беспричинные и резкие смены настроения, пузобрюки с пузоджинсами и голод, голод, голод - в общем, беременность в разгаре.

Семнадцатая неделя.

19:39 

Я хочу стать радугой в твоих ливнях... (с) И.Богушевская
Валдай...

Теперь это слово связано у меня с девственнейшей природой, с трелями сумасшедше-ночных соловьев, с нежными и сильными ударами весел по воде, с бескрайне-оранжевым закатом, с чудесно-мягкими голубыми пледами, с...

С разговорами, с разговорами, с разговорами...



Мы начали разговаривать еще в машине, обсуждая войну, памятники и ветеранов, которым только что раздарили всю охапку алых гвоздик. Мы говорили, когда ехали по залитой солнцем дороге, и мимо нас проносились грозно-сосновые и нежно-березовые леса. Мы говорили, когда вошли в очумело пахнущий деревом отель-терем, и, поулыбавшись девушкам на ресепшн, помчались в свой бревенчатый номер. Мы говорили, когда ужинали неожиданно-домашней едой, и было вкусно, сладко, спокойно и - о Боги! - целых пять дней счастья впереди.



У нас был день, когда мы с завтрака до ужина мотались по Валдаю, рассматривая средневековые церкви, покупая мне деревянные украшения и целуясь посреди площади.
У нас был день, когда мы позавтракали, за разговорами незаметно принесли обед, и в итоге мы решили не отвлекаться до ужина - так и просидели все светлое время суток в волшебно-плетеных креслах, закутавшись в те самые неземные пледы.
У нас был день, когда мы кормили сытую лосиху и голубоглазую собаку, исследовали огромный муравейник и фотографировали капли на вековых сосновых ветвях.

У нас был...

Знаете, у нас была целая Жизнь. Когда-то - в начале наших отношений - я писала вам, что каждые выходные, проведенные у него, это маленькая, но настоящая Жизнь.
Здесь это ощущение вернулось. Здесь вернулась нежность его имени. Страсть к наблюдению за его руками на руле. Легкий и искренний смех от его гримас, шуток и издевок над попсой. Тщетные попытки вслушаться в его слова, потому что своим голосом он заполнил всю меня и весь мир вокруг меня. Слепая вера в его мнение о людях. Вернулось...

Вернулось все то, по чему я так скучала в последние месяцы. Вернулось то, из-за отсутствия (или сна?) чего я собиралась с ним расстаться.



Появилось и новое. Появилось удивительно щемящее чувство, смешивающее в себе гордость, стыд, нежность, тоску, желание плакать, надежду на то, что время способно остановиться.................... это когда он начинал разговаривать с десятисантиметровой жизнью внутри меня. Это когда он рассказывал этому существу о том, что мы видим вокруг, какие у него мама и папа, когда просил его не бунтовать и не сердиться, если мы долго не можем заснуть. Это... ах, кто ощущал - тот меня поймет, кто еще нет (ну или мужчина) - просто поверьте, что, может быть, что-то подобное испытываешь потом при взгляде на ребенка, но когда смотришь, как любимый человек ласково говорит со смыслом своей жизни, живущим пока во мне - это просто необъяснимо.

Есть и другое новое. Оказывается, со всеми нашими феминистскими настроениями в обществе, гордость женщины, о которой заботятся, в нас долго не изживется. Когда сидишь на носу лодки, а перед тобой твой мужчина сильно, спокойно и уверенно взрывает веслами озерную гладь - все обаяние окружающей природы меркнет перед его красотой. Умело гребущий мужчина - это настолько сексуально, мужественно и незабываемо, что я даже не могу вам этого объяснить.
И его снисходительность к моему ужасу, когда после нашей стоянки на другом краю озера поднялся страшный ветер, и лодка, казалось, не продвигалась, а лишь качалась на месте - лишь потом я вспомнила, как жестко он сказал мне застегнуть надувной жилет и как напряженно вглядывался в мое состояние.
Ах, я стала теперь мечтать пойти с ним в поход.



Много чего было в эту неделю: мы дурачились перед персоналом отеля, как невинные дети, и занимались любовью в неположенных местах, как отъявленные негодяи. Мы обсуждали его друзей, как старые сплетницы, и планировали переделку квартиры, как деловые люди. Мы ругали не желающую есть наш хлеб лосиху, как потенциальные жертвы Общества о защите животных, и восхищались закатом в изысканнейших выражениях, как чопорные аристократы.

Мы.

Мы.

Мы.

Там кругом было это слово. И когда мы единственный раз поссорились и я, наревевшись, ушла куда-то в ночь, а потом он предупредил меня об ответственности за часть его седых волос, заставил сделать два или три глотка пива и потом долго-долго - кажется, до утра - гладил меня по волосам, называл своей несчастной маленькой зайкой и ругал себя на чем свет стоит - тогда были Мы. И когда мы обсуждали официанток, которые заигрывали с ним все вместе и каждая по очереди, в шутку планировали секс втроем и обличали страхи и сомнения друг друга - и тогда тоже были Мы. И когда, расставаясь, замерли в объятиях и никак не могли поверить, что эти две недели наших ночей закончились и впереди опять целый месяц разлуки - тогда снова были Мы.

И даже когда мы все так же обмениваемся смс-ками, сообщениями в агенте и ласковыми настроениями по телефону - наше "МЫ" никуда не девается. Теперь мы пуще прежнего стараемся быть понимающими, деликатными и снисходительными к перепадам настроения друг у друга.

Мы, кажется, наконец-то познакомились и потихоньку начали узнавать друг друга.

Мы.






Теперь - МЫ.

18:19 

Я хочу стать радугой в твоих ливнях... (с) И.Богушевская
Вас у меня стало меньше - как жаль.



Я вернулась, родные. На безымянном пальце моей правой руки сверкает изумительно нежное обручальное кольцо - уменьшенная копия того, что носит мой муж. Свадебное платье со всеми аксессуарами, килограммом заколок-невидимок и парой милых туфель на адских шпильках бережно свернуто и спрятано в шкаф до времен венчания. В фотоаппарате множество снимков из райского местечка у озера Борое, что под Валдаем.


У меня еще нет фотографий со свадьбы, но я пока расскажу вам о том, что на них не показано.


Я уже привыкла понимать, что в моей жизни все идет не по плану, не как у всех, не по-принятому. И что-то мешало мне быть счастливой, когда после двух часов парикмахерского колдовства непослушная грива моих волос превратилась в удивительный каскад нежных кудрей, спускающихся из-под сложно-махрового цветка, выросшего из моих же прядей.
И когда помимо четырех подруг, которые заранее предупредили, что приедут пораньше, дабы привестись в порядок, приперлись и четверо ребят, которым уже не терпелось начать, я, краснея от их комплиментов по поводу прически, как-то тосковала втайне от себя.
Подходило время выкупа, и украшенный подъезд уже раздражал соседей, а девочка-фотограф снимала шнуровку моего корсета, но Денис все не звонил.
Не позвонил он и ближе к середине предполагаемого выкупа. Поговорив с ним, брат сказал мне, что на МКАДе какая-то авария, и все стоит. Все стояло и через час. Мы перенесли регистрацию на полчаса и забили на выкуп. Ребята пили пиво и кочевали от подъездной двери к туалету в моей квартире и обратно. Девочки просто восхищались и рассматривали меня, а мальчишки впервые за восемь лет увидели во мне женщину, и процесс перекочевки постоянно задерживался изумленным взглядом одного или другого и его вздохом вроде "Эх, Кошка, Кошка... куда же это ты...". Я смеялась, кокетничала, поправляла полуразвившиеся пряди, поддергивала неожиданно-глубокое декольте и ажурные перчатки, а сама все представляла, как Денис мечется в шикарном ретро-автомобиле и постоянно смотрит на часы.
Когда фотограф со скуки взялась за кошку, а мама пошла на балкон глазеть на дорогу, я позвонила ему, ожидая раздражения и безысходной злости.
- Дениска, привет, ну как ты там?..
- Привет, милая. Мы стоим - восемь километров осталось до поворота к тебе. Прости меня, пожалуйста, Иришка, прости...
- Глупый, ну о чем ты, это ведь пробка - что ты сделаешь? Не переживай там ради Бога, я тебя жду, все хорошо, все в сборе - без тебя не начнем все равно, не расстраивайся, слышишь? Я с тобой и жду тебя - ну что ты, в самом деле...
- Ириска моя, какая ты у меня умница...
Позже он рассказал, что еще около часа он жил на подъеме от этого разговора.
Мы еще на час перенесли церемонию, и когда он наконец приехал, прошел мини-выкуп и открыл дверь ванной, где я спряталась, в его глазах я - я одна - прочитала то истинно мужское восхищение, ради которого женщины меряют десятки жестких корсетов, часами сидят под феном, греющим металлические бигуди, и подбирают оттенок лака под стразы на туфлях.



Не оставалось времени ни на шампанское, ни на какие-то нежные разговоры и фотографии - в ЗАГСе накануне великого Праздника был, конечно, короткий день.
Скомканная регистрация в тишине - музыканты уже ушли, - но мы не уронили кольца, и оба закопались потом в ворохе цветов, которыми нас засыпали родные и друзья.
На прогулку в Коломенском, где мы мечтали покататься на тройке, не было уже ни времени, ни настроения, и потому мы к назначенным шести вечера приехали в ресторан. Уютный, придирчиво выбранный нами зал, молодая, но опытная и находчивая ведущая, вкусная еда и постепенное оттаивание Дениса - потихоньку свадьба приобретала нужный оттенок непринужденности и веселья.
Когда зазвучали первые звуки "Больших волн" Богушевской и новоявленный муж пригласил меня на наш танец, лица у моих ребят немного вытянулись - Кошка никогда не танцевала. Но у нас за спиной были два вечера репетиций, Денис смотрел на меня влюбленно-восхищенным взглядом, его ладонь на моей спине направляла, подгоняла и придерживала, а губы тихонько подсказывали, как ребенку: "На тебя... на меня... расходимся... умница...". От нашего наполовину сымпровизированного вальса впечатлений у гостей было чуть ли не больше, чем от остальной свадьбы. Хотя, конечно, во время танца с моей ноги слетела подвязка... вы еще сомневаетесь в кособокости моей жизни?)))

Гости... гости желали нам терпения и понимания, говорили, что такой красивой пары не видели никогда, и превозносили мою красоту до таких высот, что я очень смущалась, и, забыв о тонне макияжа и двух часах сидения в раскаленных бигуди, почти им верила. Благодаря замечательной ведущей за столом не было ни неловкости, ни молчания - т.е. того, чего я так боялась. Конкурсы, танцы, кто-то напился и полез в драку - все смеялись до слез.


Но Денис за всю свадьбу так и не отошел от нервов, потраченных в машине. Его не брал ни смех, ни алкоголь - хотя, кажется, этого не заметил никто, кроме меня. Остальным казалось, что жених веселится... ну а кто же должен знать мужика лучше, чем его жена. Его друзья наперебой рассказывали мне, как он был зол, как рвался бежать ко мне через лес, и как с ним, оказывается, сложно справляться, когда он в таком тяжелом настроении. Я, смеясь, пыталась объяснить им, что я в курсе, что я знаю его таким, но они, друзья двадцатилетней давности, не верили, что для меня все это не новость.



И лишь добравшись до дома, расслабившись и усевшись разбирать мою прическу, мы вдруг поняли, как здорово все прошло. Шпильки вынимались из волос одна за другой, но пряди все не распадались, а разговор все лился и лился. О свадьбе, о родителях, о нас. Это была замечательная ночь: мы разговаривали, смеялись, рассматривали подарки и мечтали, как окажемся завтра в валдайском раю.


Вывешивая сюда свадебные фотографии я, конечно, параллельно поделюсь с вами и остальными запомнившимися мне событиями, произошедшими в этот день. Но сейчас...



Мы поженились. Прошло больше недели, но я еще не осознала этого - я так долго была просто девушкой, а потом невестой, что теперь мне нужно привыкнуть к новому статусу. Хотя, конечно, колечко подмигивает мне каждый раз, как мой взгляд упадет на него, а Денис называет меня любимой женой и своей ласточкой.


Честно говоря, впечатления от свадьбы подутихли из-за Валдая - он прошел совсем не так, как я ожидала. Там было много всего - я расскажу вам позже, родные. Пока просто порадуйтесь за меня, пожалуйста: я замужем за лучшим в мире мужчиной, а охват животика равен уже девяти десяткам сантиметров. Денис полюбил эту часть моего тела больше, чем даже, кажется, грудь.

17:16 

Я хочу стать радугой в твоих ливнях... (с) И.Богушевская
Наверное, все будет хорошо, мои милые.
Денис приехал пять дней назад - и мы все время ссоримся, ругаемся и нормально спали в обнимку лишь вчерашней ночью, когда перед сном он вдруг увидел, что я на пределе, постоянно плачу и натянута, аки струна. Гладил меня по голове и шепотом долго-долго рассказывал, какая я красивая и замечательная, какая у нас будет свадьба и как мы поставим детскую кроватку рядом с нами. Потом, когда я снова засыпала, он делился со мной впечатлениями от прослушанных старых аудиоспектаклей - говорил уже не шепотом, образно и увлеченно, как всегда. А я лежала, чувствуя волосами его пальцы, и слушала его, пытаясь найти ту грань, после которой уже неважно, о чем говорит человек - лишь бы слышать его голос. Этот вкрадчивый с хрипотцой голос мне, абсолютно лишенной музыкального слуха, знаком до малейшей нотки, до самой незаметной интонации, до еле внятного изменения от сглатывания слюны или перемены положения тела. Я помню, как заснула под его восхищение Раневской и Мироновым, после чего он крепко-крепко меня обнял - и еще долго я не слышала его храпа. Думал, думал, думал. Кажется, его поразило мое состояние, когда мы легли в постель.

Сегодня ночью тоже было сладко. У нас осталась последняя холостая ночь.

А УЗИ четыре дня назад показало нам восемьдесят три миллиметра и девяносто девять граммов человечка с уже формирующимся личиком и вполне настоящим позвоночником. Он повернулся к нам, показав высокий папин лоб, два аккуратных местечка для глаз и носовую кость - кстати, надеюсь, носик будет не мамин. Через мгновение мы уже любовались спинкой, а в следующую секунду нам навстречу вскинулась маленькая и тоненькая, но вполне себе передняя лапка.
Денис чуть не визжал от восторга, наблюдая за непоседой - мне сложно даже представить, что он испытывал в тот момент.

Человечка теперь уже точно будут звать Сашенькой или Лешкой - в Денисе тоже что-то замирает при мысли о девочке, но ему, конечно, кажется, что это пацан. Ну да впрочем - поглядим. Это ведь не самое важное. Родимся в срок, здоровые да без аллергии на все на свете - и слава Богу.



А свадьба... свадьба уже послезавтра. Весь мой образ продуман и нежен. Денис в новом костюме строг и неотразим. Наши кольца обнимают пальцы комбинированным золотом, а наш танец уже почти отрепетирован - оказывается, не так уж и сложно впервые в жизни вальсировать и кружиться, когда ведет такой партнер, как мой жених: терпеливый, чуткий и постоянно подбадривающий... Да, правильно говорят - в танце человек меняется. Я бы вечно с ним танцевала.


Теперь я напишу сюда только через десять-двенадцать дней, родные. Свадьба, Валдай, поход к врачу.
Все вам расскажу. Покажу фотографии и, если танец получится, выложу видео.
Возможно, это буду совсем другая я. Или - или мы.



Я буду скучать. Девка или замужняя, юная или мама - я никуда не уйду с этого дневника, потому что здесь есть вы.

Всем счастливо - надеюсь, по приезду я никого из вас не потеряю и не увижу новых грустных постов в ваших дайриках.
Верьте в жизнь, милые. Что бы ни было - жизнь идет, и она чертовски забавная штука. Теперь я это знаю не только по крылатым фразам, но и по самой себе.

18:48 

Я хочу стать радугой в твоих ливнях... (с) И.Богушевская
Теряя сознание в душных вагонах, закапываясь в накладных начала прошлого года, выясняя отношения с Денисом и помогая друзьям поверить в себя, я-таки не перестаю думать о комочке жизни внутри моего тела. Еще не подозревая, кто он, еще не ведая, что его ожидает, он уже завладел моей жизнью, моими мыслями и даже моей фигурой - я постоянно ем, но почему-то постоянно худею... врач меня бранит за это нещадно.

Обалденная машина (Линкольн Эскалибур Фантом какого-то там года выпуска), уютный ресторанчик на Дмитровской и замечательные ведущие выбраны, предоплачены и тем самым забронированы.
Свадебное платье, фата, пелеринка, перчатки и маленькая диадема из нежных искусственных роз куплены и лежат в шкафу. Пока еще с помощью корсета из моей не_будем_говорить_сколько_сантиметровой талии можно сделать почти модельную, не стесняя при этом дыхания и движений. А посему в этом наряде мне хорошо.

Осталось только приобрести туфли/чулки/подвязку, выбрать кольца/торт/украшение ресторана, придумать украшения/прическу/макияж и, желательно, где-нибудь найти капельку свадебного настроя. А то все как-то вот неуютно немного... Впрочем, конечно, это все мои истерики, блажь, слон из мухи - ерунда, одним словом, - и ничем, абсолютно ничем не оправданное и незаслуженное стремление к равноправию, что, безусловно, надо бы приравнять к основным женским преступлениям.

Да.

А свадьба-то совсем-совсем скоро. А там уж недалеко и до ноябрьских - их я планирую встретить, гордо именуя себя Молодой Мамой.

00:07 

Я хочу стать радугой в твоих ливнях... (с) И.Богушевская
Вчера утром на черно-голубом плоском мониторе я увидела согнутую в колене ножку. Через мгновение она исчезла, зато стала четче видна головка и даже вроде как шейка. Спустя еще миг все свернулось в бесформенный комочек синевато-серого вещества, но не задержалось в этом положении ни на секунду, тут же перевернувшись, кажется, на все триста шестьдесят градусов вокруг своей оси. Сердечко стучало быстрее, чем в прошлый раз - ему приходится много работать.


Врач смеялась: "Ну о каких девяти неделях ты мне тут рассказываешь?! У вас по развитию - одиннадцать с половиной! Не знаю, как там что, думай сама!" - затем, конечно, объяснила, что непорочное зачатие тут ни при чем, что потом все выправится и пойдет вровень с природой... но, право, было забавно.





Уехав на работу, попав потом на концерт, затем засыпая в обнимку с кошкой, я не переставала думать о не таком уж крошечном - четырехсантиметровом - человечке, который незаметно для меня крутится, вертится, плавает вне зависимости от того, двигаюсь ли я, размышляю ли сейчас о нем, работаю ли. У него - уже! - своя жизнь.

Он специально показал мне ножку - чтобы во мне проснулась вдруг та долгожданно-неожиданная нежность. Чтобы я вдруг ПОНЯЛА - внутри меня растет и развивается Ч-Е-Л-О-В-Е-К.



Слышите, товарищи?

Я поняла.

Я осознала.

Уфф...

18:15 

Я хочу стать радугой в твоих ливнях... (с) И.Богушевская
Твой дар - Диадема Волшебницы
Словно дождь разноцветных искр обрушился на твою голову, и лишь одна мысль промелькнула в ней: «Доигралась!». Но фейерверк затих сам собой, и ты, поправив корону, поняла, что все твои игры только начинаются, и играть тебе предстоит всю жизнь. Цветное сияние твоей диадемы принесет немало чудесных открытий тебе и радости окружающим, и только однообразие и скука могут заставить потускнеть этот блеск. Чужое неверие, скептичные усмешки, логические доказательства – все это не будет иметь над тобою власти. Пусть толпа сомневается. А ты – будешь творить чудеса. И начнешь с собственной жизни."image"
Пройти тест

18:21 

Я хочу стать радугой в твоих ливнях... (с) И.Богушевская
А в центре зала на Тверской сегодня утром стояло несколько скучающих парней в форме, которые лениво перебрасывались друг с другом ничего не значащими фразами, да у эскалатора на Чеховскую хмуро дежурил мальчик в погонах и с грозной собакой в наморднике.
И все.

Идя к эскалатору на Дмитровской, я обогнала двух милиционеров, пару раз нервно на них оглянулась, прижала к себе набитую всякой женской чушью сумку, в которую прекрасно помещается нормального размера ноутбук, и заметно ускорила шаг.
Ребята даже не прервали свою оживленную беседу - а как я была бы рада, если бы они потребовали у меня документы или уж хотя бы насторожились!




Может, я и не права, но, кажется, будь у меня в сумке любое взрывное устройство - я беспрепятственно провезла бы его через всю Москву до пункта назначения.



Хочется надеяться, что это милиционерское безразличие ко мне вызвано только исконно русскими цветами моих волос и глаз... Хочется, да не верится мне в это - увы.

18:14 

Я хочу стать радугой в твоих ливнях... (с) И.Богушевская
Несколько недель назад мне довелось проехать почти всю Сокольническую линию. Рядом со мной в самом начале ветки села древняя-древняя старушка - наверное, ее внуки участвовали в Великой Отечественной войне. Всю дорогу - она ехала до конечной - перед каждым открытием и после каждого закрытия дверей на станциях женщина осеняла себя крестом и со вздохом облегчения шевелила губами. Тогда я косилась на нее как на выжившую из ума фанатичку...
Последние же два дня она представляется мне чудесной ведуньей.




Как жаль и как хорошо, что она, наверное, не дожила до двадцать девятого марта две тысячи десятого года.

19:29 

Я хочу стать радугой в твоих ливнях... (с) И.Богушевская
Почему-то, размышляя о семи миллиметрах внутри меня, я думаю о девочке - и только о девочке. Для материнской интуиции еще рано - но почему-то я уверена, что это девочка. Хотя у меня никогда не было предпочтений, мне было все равно, кто там первый будет - здоровый бы.



Ее будут звать Сашенькой. Ну а если, повинуясь отцовской линии, родится мальчик - он будет Алексеем. В честь моих деда и брата и в честь двух лучших друзей Дениса.

А Сашенька - это поцелуй для моей Сандры и просто имя, которое мне очень нравится именно в женском варианте.



Странно - это имя уже прочно ассоциируется у меня с моим ребенком. Именно произнося его, я начинаю немножко верить в реальность. Возможно, поэтому оно такое длинное - Александра, Сашенька, Сашулик, - чтобы подольше звучало, чтобы оставалось реальное послевкусие.

19:21 

Я хочу стать радугой в твоих ливнях... (с) И.Богушевская
Слишком много всего, родные. Слишком много всего.

Шесть недель. Семь миллиметров. Сердечко - тук, тук, тук - торопится, спешит, боится отстать от моего, а потому работает вдвое быстрее.
Мне плохо по утрам, я не ем в Макдоналдсах и Тануки, я глажу живот, но ничего - НИЧЕГО - не чувствую. Я делаю все, что нужно, но меня не покидает чувство, будто я читаю увлекательный роман и очень переживаю за героиню... не более того. У меня нет ощущения, что это я. У меня нет ощущения, что именно внутри меня постоянно, каждую секунду, думаю я об этом или нет, раздается этот победоносный стук, и с каждым днем там чего-то становится больше. Меня посещают странные - странные для меня, мечтающей о ребенке с тринадцати лет - мысли, которые я даже не хочу озвучивать, и за намек на которые Нексус чуть не затряхнул меня вчера.
Я ничего не понимаю. Я еще не верю, что мне это дано. Это не я, это не со мной. То сердечко, что я слышала неделю назад, и шкалу которого видела на мониторе - оно там как-то случайно, все не так.......

Я ожидала совсем других эмоций. Но эйфория прошла, как только я поняла, что ничего не чувствую. И я не знаю, что должно произойти, чтобы я поверила - может, когда начнет расти животик, или когда я почувствую пресловутое порхание бабочек в нем - я не знаю. Но сейчас я во все это не верю.



А Денис уехал позавчера. Он приезжал на несколько дней ко мне и по работе: мы целовались, ругались, разговаривали - и в итоге подали заявление. Сейчас у меня на пальце золотое колечко с жемчужиной, в ЗАГСе лежит наше заявление на восьмое мая, но в сердцах у обоих, кажется, такой сумбур, что даже нереальная эйфория Дениса от слов "я - папа" нас с трудом держит рядом. Все вроде хорошо, но это постоянное раздражение, эти постоянные упреки, этот постоянный контроль за каждым моим словом, за каждой моей интонацией и малейшей переменой настроения - все это выматывает и ожесточает. Мне необходимо побыть с ним несколько дней в постоянном покое, без дрязг и ссор, без недовольства - чтобы просто найти в сердце любовь к нему. Собрать золотистые капли того, прошлого нежного чувства, соединить их в одном сосуде, встряхнуть - и наслаждаться вновь, как раньше. Но...



Меня давно уже не охватывала нежность при слове "Денис".

00:00 

Я хочу стать радугой в твоих ливнях... (с) И.Богушевская

14:45 

Я хочу стать радугой в твоих ливнях... (с) И.Богушевская
Вчерашнее ультразвуковое исследование показало мне маленькое местечко внутри, а в нем - сантиметровое пятнышко, чуть дрожащее от движений прибора. Оказалось, что изображение увеличено в пять раз - и мои два миллиметра на самом-то деле с трудом различимы.

Эти четыре недели, что я все время раздражалась и хотела есть, прошли незаметно - я ведь ничего не подозревала. Теперь же один день длится целую вечность, мне хочется ощущать что-то внутри себя... но пока мною правят эмоции, все мысли крутятся вокруг случившегося, и я постоянно выдумываю себе то тошноту, то раздражительность, то еще что-нибудь.



Денис счастлив. Постоянно пишет, спрашивает, беспокоится. Это так мило, трогательно, неожиданно и не похоже на него, что я иногда плачу от его смс. Он только об этом и думает, кажется.




Но... но мне так хочется услышать от него слова вроде "Зайка, давай поженимся поскорее?".

11:48 

Я хочу стать радугой в твоих ливнях... (с) И.Богушевская
Ах да, еще вчера я устроилась на работу, а сегодня еду в институт на вручение диплома)))))


Ну а чо, жизнь налаживаетсяa)

10:46 

Я хочу стать радугой в твоих ливнях... (с) И.Богушевская
Я позвонила вчера Денису, рассказала - он охренел, говорил что-то невнятное, потом психанул из-за ерунды, накричал.... А через полчаса перезвонил - и мы разговаривали почти пять часов. Там были визги на тему "Зайка, я ж буду папой!!!", разборки по поводу наших характеров, признание с моей стороны, что собиралась расстаться, и увещевания с его стороны, что я дурочка и все будет хорошо.

Наверное, он прав.




А сейчас меня мутит, я разговариваю с опытными мамами и посмеиваюсь над Денисом, который сейчас наверняка проводит какую-нибудь презентацию или защищает своих сотрудников, а сам только и думает, что о зернышке внутри меня.



И - я все время хочу есть))))) Но - меня мутит. Блин. Клево же, а???

14:10 

Я хочу стать радугой в твоих ливнях... (с) И.Богушевская
А тест на беременность показал мне сейчас две ровненькие, ярко-красненькие полоски.

13:55 

Я хочу стать радугой в твоих ливнях... (с) И.Богушевская
...Вчера - как-то вдруг - он написал в агент Привет - привет. Мы поговорили спокойно, со смайликами - о работе, о всяких мелочах. Как будто накануне ничего не произошло. Как будто накануне мы не наговорили друг другу гадостей. Сегодня - то же самое. Как будто у нас все хорошо.

А я нервничаю, считаю дни задержки, ищу работу и совсем не знаю, что будет с нашей любовью через год, завтра, в эту минуту. Он пишет о планируемом корпоративе на 8 марта, а мне безумно хочется его нежности.



Полночный листопад

главная