• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
03:35 

Я хочу стать радугой в твоих ливнях... (с) И.Богушевская
Впрочем... страхи, страхи, страхи... Да какие страхи, собственно? Что он мне изменяет - нет. Что он меня не любит - нет.

Что я не та, кто ему нужен? Да. Но с этим, думаю, я (мы? нет, я) справлюсь.

Все будет хорошо. Trust me.

03:24 

Я хочу стать радугой в твоих ливнях... (с) И.Богушевская
"Хватит грузить меня своими надуманными страхами и проблемами - хочешь, выливай их в свой дневник, а у меня и без того настоящих забот хватает"

Слушаюсь, мой господин.







Собственно, я и сама уже была готова к этому прийти.

12:36 

Я хочу стать радугой в твоих ливнях... (с) И.Богушевская
Иногда мне очень хочется, чтобы ты прочитал этот дневник. С самого начала. Все двадцать восемь страниц.

Заинтересованно.

Внимательно.

Вдумчиво.

12:31 

Я хочу стать радугой в твоих ливнях... (с) И.Богушевская
...И я знаю, что люблю тебя. Я знаю это так же четко, как цвет своих глаз, как название столицы России, как творчество Богушевской. У меня нет ни единого сомнения в своих чувствах.

Но... Но... Чет возьми, как много всяких "но"...
Я не уверена, что готова полностью отказаться от общения с моими мальчишками... Мне так хорошо с ними, так комфортно и так вольготно... нет, у тебя замечательные друзья, но моих раздолбаев я знаю уже несколько лет, и без них мне грустно, и я согласна остаться без ступинских ночевок - конечно, - и без ночных гуляний по Арбату, и без почти ежедневных встреч - конечно. Но раз-два в месяц я хотела бы видеться с ними - просто чтобы почувствовать себя эдакой металлюгой среди друзей.
Я не знаю, позволишь ли ты мне эти отступления после свадьбы. Я не знаю, потянем ли мы с тобой режим "работа-дом-ужин-телевизор-постель-работа" - ведь так хочется куда-то выбираться по вечерам, забыв о работе, фотографироваться, гулять, дурачиться, дарить друг другу цветы и мягкие игрушки. Да, я все время забываю, что ты гораздо старше, но ты ведь не брюзга и не ханжа, и ты вполне способен понять мою молодость и мое желание общаться с друзьями, а не с телевизором. Тебе ведь тоже хочеся быть молодым.
И я не знаю, в том городе правда что-то сломалось, и все эти смс-звонки-автобусы - это, конечно, замечательно, но это не укрепляет нас, это подтачивает, сжигает, разрушает. И вот мне уже трудно представить себе нашу дальнейшую жизнь, потому что ты требуешь - возможно, вполне справедливо - от меня некой взрослости, рассудительности, спокойствия. Ты хочешь, чтобы я сидела вечерами дома, занималась хозяйством и была этим счастлива - а я знаю, что способна совмещать уборку и друзей, готовку и фотографию, глажку и бродилки по Москве. Я знаю, что не хочу сидеть в выходные дома, я знаю, что хочу развиваться, узнавать новое - узнавать его С ТОБОЙ, а не в одиночестве, мне в одиночестве хорошо, но я устала от него, я хочу быть рядышком с тобой, я хочу куда-то ездить, мотаться, снимать, дурачиться, писать сюда радостные посты и выкладывать наши счастливые фотографии.

И я не уверена, что смогу запереть себя дома, ограничив свои впечатления и ощущения кухней и гладильной доской...

02:15 

Я хочу стать радугой в твоих ливнях... (с) И.Богушевская
И - "как договорились - завтра в 21-00".

И - разговор ни о чем, о коллегах, о "2012". Разговор просто для того, чтобы - ох, дети интернета - посмотреть на карандашики внизу экрана. Разговор просто для того, чтобы попытаться почувствовать, понять, повлиять хоть на что-нибудь. Деланно-безразличный, спокойный, но - "Иришка", "зайка" - ах, мое неумело-ледяное сердце так легко растопить этими буквами.

И да, конечно, завтра - отсчет этих часов, невыносимо-тяжкое метро - оказывается, когда хреново, очень нужно двигаться, идти, встряхивать волосами. А в метро стоишь/сидишь - и никуда не деться от мыслей. Сейчас я очень не люблю метро.

И я правда не знаю, что будет завтра. Он сказал сейчас, что любит - видимо, желая этим настроить меня на благополучный исход дела, - а мне не то что бы неважно это, просто я хочу другого, хочу, чтобы он четко высказал свое решение. Мне тяжело от неопределенности - и он сам себя напрасно мучает этими торжественными "Я подумаю и решу" - ерунда это все, хочешь быть со мной - будь, мы же оба любим, черт возьми, мы же оба любим... разве можно расставаться, если любовь взаимна и крепка, дурачок...
И ведь вполне возможно, что завтра он скажет что-нибудь вроде "Да, я люблю тебя, но *куда же без этой фразы* Ира, я устал от разборок. И потому я хочу расстаться".
И - все. И два с лишним года - коту под хвост. И столько счастья, планов, разговоров, общих песен/стихов/мест/фраз/мыслей - нахрен. И - все было напрасно.




Да-да-да, я знаю, что вы мне скажете. "Успокойся, отпусти ситуацию и ложись спать уже, блин".
Слушаюсь. Просто не могу же я все это ему написать - приходится вас мучить))

01:08 

Я хочу стать радугой в твоих ливнях... (с) И.Богушевская
Вот так вот. А то я до этих злосчастных девяти вечера сойду с ума. А так - пожалуйста, думай, сколько тебе надо. Размышляй, что для тебя важнее - любовь или гордость, забота или самолюбие, честность или лесть.

У меня со злыми слезами вылилась вся истерия, основная часть паники и даже некоторое количество отчаяния.

Я буду спокойно ждать твоего звонка - так, держа телефон в сумке и иногда взглядывая на него для верности. У меня завтра много дел и встреч - время должно, просто обязано пролететь незаметно.


Я, наверное, все сумею и все смогу. Ну по крайней мере, перед тобой я ныть больше не буду. Ты ведь не жалеешь: ты начинаешь бить еще больнее - чтобы закалить, видимо. Ну что ж - пожинай плоды.

Хватит.

01:01 

Я хочу стать радугой в твоих ливнях... (с) И.Богушевская

Проблеск Солнца (1:01) :

а вообще, знаешь, я, честно говоря, не думаю, что завтра в рабочей суете и нервотрепке у тебя будет время поразмышлять о нас. а потому, если будет нужно, можно отложить разговор до более удобного для тебя времени. я не хочу связывать тебя какими-либо обязательствами.

так что когда посчитаешь нужным - тогда и звони. не обязательно завтра в 21-00.


00:58 

Я хочу стать радугой в твоих ливнях... (с) И.Богушевская
"Я позвоню завтра в 21-00"

Какая прелесть. Какая точность. Какая забота.

Ну что же, будем ждать извиняющейся смс-ки о ночном совещании или внезапной презентации. Авось дождемся.


Блин, давненько у меня не было злых - именно Злых - слез. Потому что я весь день сжимала в руке телефон. Потому что я брала его с собой в туалет. Потому что я оттягивала возвращение домой, так как не на всех станциях метро ловит сеть.

Потому что я очень, очень, очень ждала этого звонка.

Потому что я не верю, что в рабочий понедельник у него будет больше времени на размышления, нежели в выходное воскресение.

Потому что завтра если и будет звонок - то скорее в качестве отмазки, галочки, обязаловки, а не в качестве нормального, обстоятельного и конструктивного разговора.

Потому что за сегодня я очень устала Ждать.

00:37 

Я хочу стать радугой в твоих ливнях... (с) И.Богушевская

Проблеск Солнца (0:32) :

Денис, ты сказал ночью, что позвонишь завтра - завтра уже кончилось. ты передумал звонить, да?

Денис (0:32) :

Ириша, не сегодня - я еще не обдумал и не готов пока к разговору.







...Что и требовалось доказать.


15:45 

Я хочу стать радугой в твоих ливнях... (с) И.Богушевская
Подними глаза в надежде -
Ведь твоя любовь, как прежде,
Ждет тебя на пятом этаже...



Полчетвертого. Вчера - сегодня - засыпая, я втайне от самой себя надеялась, что он разбудит меня своим звонком. Но с этих надежд прошло уже двенадцать часов - и тишина, и мне звонят мама, Сандра, Эвил, одногруппница - мне звонит кто угодно, даже ошибаются номером... И лишь дурацкой надписи <Дениска-раб> нет на дисплее моего телефона.
И, конечно, зная его, я понимаю, что он или позвонит ближе к полуночи, или вообще забудет/передумает/не сможет позвонить. И будет завтрашний день, и когда он наконец напишет что-нибудь обыденное, ничего не значащее - мне уже будет почти все равно, потому что когда чего-то очень-очень-очень ждешь, когда о чем-то мечтаешь и чего-то боишься - в какой-то момент перегораешь, и становится почти безралично - разве что просто интересно, как чего сложится.

А пока мне еще не все равно, и я пишу длинные-длинные посты в дневник, которые вряд ли кто-то читает - разве что просматривает мельком, ибо кому же надо столько "букаф", - мне нравится, что строки появляются на моих глазах, не занятых клавиатурой, и мне хочется писать бесконечно, потому что когда пишешь, когда хоть немного думаешь о том, что и как написать, то время летит пусть чуточку, но быстрее, и вот уже прошло пять минут с начала создания этого поста, а я и не заметила их.

И - не поверите - мне почти все равно, что писать, просто потому что пальцы носятся по клавиатуре, не замечая ее шероховатости, не думая о ней - те самые пальцы, которые умеют так чутко касаться человеческого тела, что заставляют его вздрагивать и подаваться навстречу. Те самые пальцы. которые так любит - любил? - целовать взрослый и сильный мужчина, живущий в Ростовской области и занимающийся сейчас всякими своими взрослыми и сильными мужскими делами и, может быть, мимоходом думающий обо мне и о том, что скажет мне, если позвонит.
Вспоминает ли он эти пальцы, эти волосы, эти губы, эти глаза? Я не знаю. Постепенно - пока еще очень издалека - начинает наступать какое-то опустошение, оцепенение, отупение. Постепенно - пока еще очень издалека - я одновременно с этим начинаю истерить, швырять попадающиеся под руку предметы, заливаться слезами и жалеть, что пообещала другу больше не пить.

И прошло уже десять минут с начала создания этого поста - а он молчит, молчит, молчит. Будь я поумнее, я сделала бы уже кучу дел за эти полдня. Но вместо этого я сижу и пишу бредовый пост, краем глаза неотступно следя за телефоном, и думаю, думаю, думаю. Мысли ползут по кругу, заведенному вчера - вчера ли?.. И ничего не меняется, и один звонок сменяет другой - люди словно взбесились, мне звонят те, о чьем существовании я забыла уже давно. Но, черт возьми, мне не нужны сейчас все эти люди, я хочу услышать один, лишь один из шестидесяти миллиардов голосов...

"В шестнадцать лет я верил,
Будто мир заточен под кого-то другого..."

12:47 

Я хочу стать радугой в твоих ливнях... (с) И.Богушевская
Интересно, а как же мне жить, если ты, позвонив сегодня, скажешь, что все, конец? Я смутно помню, как жила после Алексея - там было высокое давление, пофигизм на друзей и жгучее желание не жить больше. Прошло два года - я, наверное, повзрослела.... ну, по крайней мере, изменилась. И как теперь переживать все это, как переболеть тебя и остаться собой, не собирая себя по кирпичикам, как тогда - я просто не знаю.



Знаю одно - скорее бы ты позвонил и сказал хоть что-нибудь: я уже совсем скоро не смогу терпеть эту неизвестность.

03:03 

Я хочу стать радугой в твоих ливнях... (с) И.Богушевская

Будучи пьяным, ты путанно и длинно пообещал мне позвонить завтра и сказать, хочешь ты продолжать наши отношения или нет. Пусть и длинно - но ты написал об этом толково, грамотно и откровенно. И я, конечно, скоро лягу спать, и я, наверное, даже засну, а завтра буду заниматься всякими делами, ваять диплом, разбираться с бухучетом, и - самое главное - улыбаться, улыбаться, улыбаться матери.


И я не знаю, как переживу завтрашний день. Ведь ты позвонишь только вечером - наверняка. А меня уже сейчас бьет озноб, и руки тянутся к телефону...

И -

Денис (2:36) :
я тебя люблю.
Дальше рассказывать?

Нет, не надо дальше ничего рассказывать. Скажи только, что все будет хорошо - обещаю, я тебе поверю.

02:30 

Я хочу стать радугой в твоих ливнях... (с) И.Богушевская
Когда ты долго-долго-долго пишешь мне ответ в агенте - карандашик начинает расплываться у меня в глазах и я чувствую озноб, как при простуде или с похмелья. И когда - минут через 10-15 - карандашик исчезает и твое имя начинает мигать - я ухожу на кухню попить воды, или начинаю писать пост в дневник - до того мне страшно открыть заветное окошко и прочитать... и прочитать...

01:59 

Я хочу стать радугой в твоих ливнях... (с) И.Богушевская
Дни тянутся целую вечность, и каждый из них заканчивается стремительно, неуловимо. Каждое утро, просыпаясь, я не знаю, отчего засну, и я встречаю каких-то людей на Арбате, хожу с какими-то людьми в кино - ах, будь я поизящнее, я и спала бы с какими-то людьми. Но нет, я просто знакомлюсь, заигрываю, делаю вид, что мне не все равно, и думаю, думаю, думаю.
Денис, если бы ты знал, как я устала думать о тебе. Как я устала любить тебя, зная, что тебе это как-то вдруг перестало быть нужным. Как-то вдруг - так резко, так непонятно, так... так именно "вдруг".
Вдруг я стала раздражать тебя всем и во всем. Вдруг ты забыл все хорошее, что у нас было. Вдруг тебя перестало тянуть ко мне.

И я, конечно, сколько угодно могу рассказывать маме и друзьям, что мне уже все равно, и что я хочу с тобой расстаться, и что я устала от тебя - но, черт возьми, наверное, внезапные рыдания посреди Арбата хоть о чем-то, да говорят.

И я ненавижу тебя сейчас. Всеми фибрами души я ненавижу тебя за этот спокойный, холодно-ироничный тон. Я ненавижу тебя за то, что ты так быстро раздражаешься, услышав мой голос. Я ненавижу тебя за то, что еще несколько дней назад ты говорил, что любишь, а сейчас лишь упрекаешь меня за меня саму. Я ненавижу тебя за ту тоску - такую забытую, такую новую для меня, - которая накатывает посреди улицы, посреди метро, посреди занятия. И резким движением поднося ладонь к лицу, я силюсь не расплакаться от этой гребаной тоски, и понимаю, что мне все хуже это удается.

Я ненавижу тебя сейчас - искренне, горячо и по-настоящему. Я действительно не знаю, почему продолжаю тебя любить - это, право, какое-то наваждение. И я ненавижу тебя за то, что ты знаешь это, и пользуешься этим, и совсем-совсем не боишься меня потерять. И да, конечно, еще несколько дней твоего молчания - может, два, может, пять - и я удалю твой номер и твою почту отовсюду, кроме своей памяти, и конечно, я выживу и переживу разрыв с тобой, но черт возьми, как же я тебя люблю, ты просто не представляешь...

01:05 

Я хочу стать радугой в твоих ливнях... (с) И.Богушевская
Больно-больно-больно. Все плохо, все не так, все во мне не то, и настроение-то у меня часто меняется, и внимания-то я требую, и домашние дела-то я делать не успеваю. И - о ужас! - уюта-то я не создаю. Ужины, глаженые рубашки, чистота - это все чушь собачья, конечно. Главное - цаца какая! - поговорить иногда хочу, рассказать что-то, пообщаться раз в месяц глаза в глаза. Ишь, чего захотела, дура. Уют - это прежде всего когда не мешают телевизор смотреть и еще когда смеются в ответ на любые шутки. А мне уюта не положено. Цветы? Ах, оставьте, что вы. Нафига они нужны? Вот кино среди ночи посмотреть - это да. Или там на футбол в спорт-бар сходить. Ну друзей на преф позвать, на худой конец. Неуютно? Нифига, это у меня настроение часто меняется просто, с жиру бешусь, ага. Все ж классно - свидания раз в месяц, тот город, кухня-спальня-кухня. Все здорово. Хорош выпендриваться.

11:07 

Я хочу стать радугой в твоих ливнях... (с) И.Богушевская
"- Денис, я не обидела тебя, сказав, что думаю о наших отношениях? Что о них думаешь ты?
- Нет, не обидела) мне нравится, как нам бывает хорошо вместе) А что стесняешься иногда - так это временно)
- Ура)) Я очень довольна ответом) целую, целую, целую!!!
- Я заеду завтра с утра?
- Нет, не надо - не обижайся.
- Муж отвезет?"
Ну и так далее. Эти несколько фраз - все, что я запомнила из огромного архива ваших сообщений.
Кто ищет - тот найдет, не так ли? Не это ли я хотела увидеть, обнаружив забытый тобой автовход в агент?

Но я сумею. Я смогу. Я переживу. Я ничего тебе не скажу и ничем не покажу. И не спрошу ничего. Ничего-ничего не спрошу. И в дневнике ничего не напишу, и никому не расскажу ничего.

Ты пришел с работы - и вдруг та записка от домработницы. Потом - все хорошо. Вчера мою посуду, а саму трясет - молчать об этом оказалось невыносимо трудно, потому что я вижу, чувствую, слышу твою любовь, ты целуешь меня в волосы, зовешь по имени - не просыпаясь, - ты заводишься от малейшего прикосновения, и вообще твои глаза светятся такой любовью, такой тоской, таким счастьем, что я верю тебе, а не своим глазам, и ты же сделал мне предложение месяц назад, и я согласна поверить, что что-то не так поняла, вот только что, что здесь можно было не так понять? Ах, как я устала об этом думать, как хочется снова того беззаботного секса, во время которого не думаю, как ты целуешь ее...

И так захотелось вдруг спросить, стоя лицом к раковине и спиной к тебе:
- Денис, скажи, а вы с ней давно дружите?
- С кем?
- С твоей коллегой.
- Ну... дружим какое-то время. А с чего ты взяла, что мы дружим?
- )) Ну дружите ведь?
- Так с чего?
- Ну она у тебя в агенте в друзьях, и ты ее упоминал пару раз.
- Хм.

Хе, а морального удовлетворения как не было, так и нет. Не вскинулся, не распсиховался - абсолютно нормальная и спокойная реакция. Удивительное самообладание, гениальная актерская игра. Даже глаза... неужели же можно не верить этим глазам?..

Ночь. Я чувствую себя гордо, жестоко и иронично. Гениальный Евгений Валерьевич рассказывает что-то об огромных кораблях, гордо именуемых "дредноутами".

- Ира, что случилось? Ты уже два дня какая-то.... говори.
- Все хорошо. Вон Гришковец, давай посмотрим.
Силой перевернул на спину, смотришь в глаза.
- Говори.
Глаза в глаза, глаза в глаза, глаза в глаза.
Вдох.
- Денис, я знаю, что ты спишь с ней.
Выдох.
- Что я с ней делаю?..
- Денис, я знаю это не с сегодняшнего дня, и неважно, как я это узнала. И я хочу чтобы ты понимал, что я ни в чем тебя не упрекаю и не виню, я это пережила и переболела и готова жить с этим дальше. Я знаю и вижу, что ты любишь меня - мне это самое главное. Я понимаю, что тебе здесь одному тяжко и одиноко. Она - это просто секс. Черт с ней, пусть будет. Куда ты?!
- Покурить.
- Можно с тобой?
- Нет, я хочу побыть один.
- Денис! Подойди сюда...
Огромные теплые руки - такие родные, такие любимые. Глаза - безумные, обиженные, непонимающие. Что происходит с нами? Ты врешь и не помнишь об этом?
- Денис, я тебя очень люблю. Все хорошо, правда.
Ушел. Хлопнула дверь спальни - это сквозняк, конечно... Твой волшебно-фланелевый свитер... Я тоже хочу подышать твоими сигаретами.

Сидишь, по-детски поставив подбородок на сцепленные руки. Смотришь в пустоту, губы надуты, на виске трогательно бьется жилка. Господи, как же я тебя люблю...
- Денис...
- М?
- Может, чаю?
- Нет. Лучше топор.
- ))))))))Давай поговорим?
- О чем?
- Расскажи мне о вас?
- О ком "о нас", Ира???


И разговор - часа на два. И ты рассказываешь мне о бухгалтере, с которой вы иногда болтаете ни о чем, ты периодически подвозишь ее на работу и обратно, она делится с тобой переживаниями по поводу работы, вас обоих забавляют шушуканья коллег и у вас странное общения двух старых любовников.
И мне ли не знать, что такое общение бывает даже между людьми, которые недавно знакомы и ничего друг с другом не хотят?
И столько смеха, любви, нежности, иронии, стеба надо мной - и я счастлива слушать твою ругань и возмущения, ты ответил на все мои вопросы и у меня не осталось ни единого аргумента и сомнения, и мне почти нравится эта женщина, наивно полагающая, что мешает тебе строить свою личную жизнь, и "Да, знаешь, я, наверное, расскажу ей о тебе и об этом вот разговоре. Пусть посмеется. Мне ж негде больше найти любовницу - только у себя на работе, на виду у подчиненных, да еще и замужнюю, чтобы встречаться только у меня, тем более что все мое руководство живет как раз в двух соседних домах, ага".

- Денис, прости меня. я никогда больше не буду смотреть твои сообщения.
- Да нет, смотри теперь, чего уж там)))
- Да нет, спасибо, не буду))))))

И потом, конечно, Гришковец, полуостывший чай. переплетенные пальцы - один пульс на двоих.

И потом - твой храп, моя плитка шоколада и дайриковские размышления про ночь.


Ты непостижимый человек. Я искренне не понимаю, почему ты меня любишь.

00:27 

Я хочу стать радугой в твоих ливнях... (с) И.Богушевская

Поздно ночью. когда темно-синий ветер качает переплетенный абажур кухонной люстры и все предметы кажутся нереальными от этих ажурных теней, в голову приходят странные мысли. Я вижусь себе то обнаженно-горячей кошкой (ня-я-якой, если вторить Нексусу) - как банально, не правда ли? - то какой-то хищной птицей вроде совы, то....
Знаете, иногда я удивляюсь тому, каким странным все кажется ночью. И когда я говорю кому-то об этом - то не вижу ответной реакции, люди меня не понимают (ах, меня никто не понима-а-ает!!! ага.). Ну как я бы не поняла, если бы мне радостно рассказывали о вкусовых качествах водопроводной воды, например.
А между тем, мне кажется, ночью у всего наступает другая жизнь. Я верю в то, что по ночам разговаривают чашки, куклы и велосипеды. Я верю в то, что по ночам деревья гуляют по улицам, а собаки читают газеты при свете фонарей. Я верю в то, что по ночам людям приходят в голову такие мысли, картины и открытия, которые никогда не пришли бы к ним днем.
И когда я ночью оказываюсь на улице - ночь для меня наступает где-то после часа-половины второго, - то усиленно вглядываюсь в эту московскую тьму, насмешливо обступающую фонари, и редкие машины кажутся мне бесшумными, сонными привидениями, листва деревьев видится причудливой паутиной, в которой запуталось небо, а сама я - лишь мелкий атрибут всей этой полуколдовской требухи, в которую я совсем не верю днем, над которой я насмехаюсь днем, и которая вдруг так властвует надо мной после часа-половины второго.
И та особенная тишина вокруг, нежно оттеняемая несколькими неспящими окнами в доме напротив - эта особенная тишина делает все вокруг каким-то нереальным. Углы зданий так мягки, словно постепенно растворяются в озябшем воздухе. Кошки так стремительны, что кажутся лишь брызгами самой темноты: раз - и черный взбрызг юркнул под машину.... два - и белоснежный - нездешний просто - взбрызг спрятался за мусорным баком... Ах да, машины. Машины по ночам таят в себе кучу интересного и таинственного. Иногда под ними живут, как известно, кошки. Или собаки - не суть. В них самих иногда живут игрушки - милые и страшные, смешные и расстроенные, гармоничные и ненужные. А еще в ночной машине, уютно припаркованной в уголке под деревьями или брошенной враскорячку на тротуаре у дома, подчас можно рассмотреть ее хозяина. Он может быть разным: возможно, его кепка сбилась набок, засаленный ворот расстегнут и видны нечистые волосы на груди, а в крепких желтых зубах торчит сигарета, которую он не успел зажечь, уснув. А может быть, он одет дорого, стильно и циферблат его часов педантично совпадает с цветом носков - просто он поссорился с женой и, сказав, что идет к другой женщине, которая его не пилит, а принимает и ценит таким, каков он есть, пошел сюда, сел, хотел поехать кататься, хотел выпить, но вдруг так устал, что отрубился прямо так, в неудобной позе, с режущим живот ремнем, с мобильником, зажатым в руке.
Ночью все кажется иным. Ночью, как известно, все кошки - сэры. И еще ночью хочется разговаривать. Почему-то кажется. что ночью можно сказать человеку все - ведь все равно потом ложишься спать, и потом наступает утро, и сказанное ночью кажется каким-то нереальным.. было ли, не было ли - ах, не все ли равно? Поэтому я очень люблю ночные разговоры, ночной чай в литровых чашках, ночной секс - наутро думаешь, а не приснилось ли?
Да, ночной чай. Он не обжигает, как днем. Он не кусается, если коснуться его. И все равно не хочется пить его залпом - так, по глотку, по два, между какими-то словами, вместе с каким-нибудь смехом. И неважно, о чем говорить в этот момент. Даже неважно, о чем молчать. Лишь бы ночь, лишь бы чай, лишь бы.... Нет, только лишь бы чай и лишь бы ночь. И я могу быть одна - это будут одни эмоции. С Денисом - другие. С Нексусом, Ниакрисом, Хеллсом, Демоном, Вампиром - третьи. С кем-то из вас, родные - четвертые. С незнакомым человеком - и так далее. Это все не то что бы не важно - просто не принципиально, плохо ведь не будет точно. Потому что ночью не бывает плохо или неуютно, ночью даже холод другой, он не пронизывает - он гладит и гонит скорее спать. Хорош, дескать, сидеть голой на кухне с подаренным ноутбуком на коленях - иди-ка лучше обнимай своего самого верного мужчину и спи уже наконец.


14:15 

Я хочу стать радугой в твоих ливнях... (с) И.Богушевская

Я смотрю в окно небольшой кухни в маленьком городе и вижу высокого худого мужчину, катающего на карусели маленького сына. Сиреневый комбинезончик красиво сочетается с желто-оранжевыми конструкциями детской пощадки, неподалеку играют собака и щенок, а в паре километров от них из труб какого-то завода валит беловато-черный дым.


А позавчера, приехав и пробегая в порыве поверхностной уборки по холостяцкой квартире, я увидела вдруг небрежно сложенный листок бумаги. Стараясь перед "выбросом" просмотреть каждую бумажку, чтобы не уничтожить что-то важное, я раскрыла его... аккуратный женский почерк... Я разговаривала в этот момент по телефону с матерью, но ах, это женское свойство делать несколько дел одновременно...


"Денис, поешь хоть немножко..."
"Там на плите ежики - их можно есть..."
"Овощной супчик..."
"И в кастрюльке рядом - рисовая кашка, покушай...."
"Надеюсь на Вашу ответственность..."
"Целую..."
"С уважением, Я..."



Нет, конечно, спокойно закончив разговор с матерью, я подошла с этим листком к Денису с оригинальным вопросом - "Денис, что это?..".
Он бросил взгляд на текст, свернул, положил в карман и ошеломил меня ответной оригинальностью - "Записка".

И да, конечно, потом был разговор, мой шок перешел в так называемый отходняк, и я очень старалась и продолжаю стараться верить в то, что это к нему летом приходила домработница, которая первые разы убиралась, а потом приготовила ужин и предложила остаться на ночь, после чего он ее выпроводил и больше не звал.

И все прекрасно, все замечательно, и вечером пришли его коллеги-друзья, мы прекрасно провели время за пивом, преферансом и футболом - благо из всего этого я принимала участие только в коньяке, - но вчера я сорвалась из-за этой домработницы, и мы поругались из-за этого так, что когда он в очередной раз пулей вылетел из машины покурить, я тоже вышла и попросила у него сигарету, а он, не глядя, протянул мне пачку. Я еле-еле вытащила оттуда бумажную трубочку, наполненную всяким сигаретным хозяйством, ушла на другую сторону от машины, села и, прижавшись спиной к грязно-прохладному пассатовскому боку, горько разревелась, вспомнив, что сигарету стоило бы еще и зажечь.

Услышав, как он сел в машину и завел мотор, я ладонями вытерла слезы и подтеки от туши и залезла в салон. Меня обжег тот самый его взгляд, в котором смешаны безграничная любовь, вселенская ненависть и вечное презрение.
- Курила?
- Что?
- Курила?
- Нет.
Опять этот взгляд. Ну вот, пожалуйста, смотри - смятая сигарета на влажной ладони.
- Выброси эту гадость. Сейчас же.
- Куда?..
- Выброси, я сказал!
Прости меня, славный маленький город. Около нашей машины не было урны и пришлось оставить сигарету прямо на твоем асфальте.
- Дура.
- Сам дурак. Что бы ты сделал, если бы курила?
- Не знаю. Но что-нибудь бы сделал - факт.

И потом, конечно же, разговор в машине, очередные обещания друг другу быть счастливым, и все замечательно, ласковый ужин, Гришковец, сильные мужские руки всю ночь...


И я очень стараюсь ему верить. Он и не врет. Или врет - но очень умело. Но зачем ему это? Я не знаю.


12:20 

Я хочу стать радугой в твоих ливнях... (с) И.Богушевская
22.10.2009 в 16:12
Пишет Маргаритка:

Любовь
22.10.2009 в 16:10
Пишет Солнечная Пчёлка:

Сохранить отношения.
«Любовь долготерпит, милосердствует, любовь не завидует, любовь не превозносится, не гордится, не бесчинствует, не ищет своего, не раздражается, не мыслит зла, не радуется неправде, а сорадуется истине; всё покрывает, всему верит, всего надеется, всё переносит. Любовь никогда не перестает, хотя и пророчества прекратятся, и языки умолкнут, и знание упразднится.»
(1Кор.13:4–8)


Вот не устаю я приводить эту цитату. Тут вот люди думы думают, как отношения сохранять, не надоесть друг другу... Но суть-то не в том. Вот рецепт - написан давно-давно, а вернее и нет, пожалуй.

URL записи

URL записи

09:56 

Я хочу стать радугой в твоих ливнях... (с) И.Богушевская

Гуляя по Москве с ребятами, иногда я чувствую пронзительную боль в душе. Как ни странно - ведь мне нет еще и двадцати трех, - но это боль об ушедшем.

Это боль об ушедших гулянках с магнитофоном на чьем-то плече и оглушительными арийскими песнями.
Это боль о сумасшествии на рок-концертах, когда восхищают длинноволосые мальчики, а девушки в корсетах вызывают зависть.
Это о невыразимом счастье, окруженном ребятами в косухах, готовыми порвать за любой неуважительный жест в мою сторону.
Это боль о той мне, которой для блаженства было достаточно поехать в Домодедово/Ступино/Подольск, дабы всей толпой засесть там у кого-то на хате и дурачиться до умопомрачения.

Теперь мне не то что мало этого - теперь мне этого уже почти и не хочется. Теперь непременным "атрибутом" счастья является Денис, его ласковые смс, а лучше - его рука на моем колене. Теперь мне не столь важно гулять и смеяться - гораздо нужнее просто разговаривать, обсуждать, спорить. Теперь я уже не буду орать Арию и Кино на московских улицах и в подмосковных лесах, потому что мне кажется это неприличным. Теперь я надеваю косуху только на встречи с друзьями, а в остальное время хожу в "цивильной" одежде.

Теперь я... повзрослела? Да нет, поскучнела, скорее.


Полночный листопад

главная