• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
22:10 

Я хочу стать радугой в твоих ливнях... (с) И.Богушевская
Весна. Наши дети одеты в легкие плащовочки, панамки и почему-то резиновые сапоги. Они совместно с родителями требуют круглосуточных прогулок, насыщенных творческих занятий и отсутствия усталости по вечерам. Иногда мне кажется, что я нахожусь не в детском саду, а во взрослом.

Например, сегодня я минут пятнадцать убеждала одного папу, что если его двухлетняя дочка второй день периодически с гримасой хватается за ухо, то стоит все же если и не бежать к врачу, то хотя бы покапать ей Отипакс. А он, сказав, что да-да, они такое уже капали когда-то и помогло, убеждает меня, что ничего страшного. Завтра буду звонить ее маме, а то свалится ребенок с отитом - а я переживай...

А родителям другой девочки похвалила дочку, что та классно мишку изображала. Те поулыбались, а потом, одевая ребенка, попросили показать. А дите ни в какую. Тогда мама опять заглядывает в группу и смущенно просит поведать, что ж за мишка-то такой. Я собираю вокруг себя детей и в четвертый раз за сегодня проговариваю с ними свежераспечатанную потешку про мишку с ягодами: мы качаемся из стороны в сторону, гладим себя по животикам, пожимаем плечами и хлопаем в ладошки. Девочка горда, мама с папой умильно машут мне и деткам - все счастливы, но после их ухода я вдруг понимаю, что только что легко и непринужденно играла с малышами перед, мягко говоря, не последними людьми нашего округа (это неважно, конечно, они для нас такие же родители, как и все, но сам факт). И я даже не успела испугаться, застесняться и расстроиться, что буду сейчас глупо выглядеть - а просто сделала то, что и должен был сделать воспитатель в такой ситуации.

Кому-то это покажется ерундой, наверное. А для меня - вот честно - прорыв. Я могу прыгать с детьми сколько угодно, но присутствие любого взрослого - другого воспитателя, няни, чьей-то мамы, кого угодно - безнадежно меня сковывает, я перестаю общаться с детьми, напрочь забываю любые потешки, я думаю только о том, что человек непременно будет наблюдать за мной и внутренне смеяться над моим глупым положением. Да, глупость, да, по-детски и прочее, и прочее, но пусть меня забросает камнями тот, кому легко себя менять. Мне трудно, я вросла в свои детские комплексы, связанные с ростом, с весом, с носом, с голосом, с волосами, с руками, с ногами, со всем подряд.

И по иронии судьбы я оказалась на работе, которая нравится мне до умопомрачения - но на которой я должна быть в центре внимания. Где я должна показывать кукольные спектакли и быть Снегурочкой. Где я должна при втором воспитателе и няне учить детей песенкам и потешкам, где на прогулке или на утреннике я прямо при других педагогах должна занимать детей. Где каждое музыкальное занятие для меня - пытка каленым железом, потому что я должна показывать детям, как высоко поднимать ножки или быстро-быстро махать флажками - при музыкальном руководителе.

И вроде бы все (ну, почти все) в саду относятся ко мне неплохо, и улыбаются при встрече, и делятся какими-то радостными или негативными эмоциями... но как же это, она ведь будет смотреть на меня, удивляться моей неуклюжести и потом обсуждать это за чаем с другими! И да, бред, но - "холод сковывает все мои члены", и я слова лишнего детям сказать не могу.

Поэтому я очень благодарна этой маме, попросившей меня показать мишку. Она не оставила мне выбора - и все получилось. При ней, при ее муже и при вечерней няне, в полутора метрах от меня мывшей посуду.

Уфф. Вот.

11:26 

Я хочу стать радугой в твоих ливнях... (с) И.Богушевская
А на улице - весна. Я гуляю перед работой - и вижу компанию девчонок-старшеклассниц, с восхищением наблюдающих за мальчиком-ровесником, искусно прыгающим через скакалку и комментирующим свои действия. Я вижу малышей, копающих прошлогоднюю грязь под причитания только-только все постиравших мам. Я вижу собак, с ликующим лаем гоняющихся за наглыми орущими воробьями.

Я вижу весну. Солнце. Сапожки полегче на ребенкиных ногах. Я не знаю, рада ли я весне. Наверное, для этого нужно больше гулять, ездить, фотографировать, думать.

Наверное, я так и сделаю.




Боже мой, мне двадцать семь лет. Я так страдаю по этому поводу - кто бы знал.

11:17 

Я хочу стать радугой в твоих ливнях... (с) И.Богушевская
...Да нет, я, конечно, позвонила. И - несколько минут равнодушно-безразличного разговора. Первые несколько минут за последние три года. И первые несколько минут, в которые я не услышала ни внутренней дрожи, ни отчаянного желания показать свою незаинтересованность, в которые я не услышала ни-че-го, кроме безукоризненно вежливого, абсолютно искреннего и ни на грамм не наигранного "мне все равно".

Сережка, Сережка. Замечательно, что тебе все равно. Замечательно, что тебя отпустило. Головой, разумом я очень рада, что ты больше не думаешь обо мне и что твоя жена зря переживает. Это чудесно, правда.

Головой я рада. А что в душе - тебе и вправду все равно. Знаешь, впервые за одиннадцать лет я вижу, что тебе и вправду все равно. Мой голос в трубке не вызвал ни радости, ни огорчения, ни злости, ни умиления - он не вызвал ничего, никаких эмоций. И это, наверное, значительно облегчит жизнь нашим общим друзьям, которые теперь будут звать на встречи нас обоих, не выбирая и не выкручиваясь.


И.... и... и я даже не знаю, что чувствую сейчас. Я не знаю, чего я хотела от этого разговора. Наверное, то, что случилось - это наилучший вариант развития событий. Точнее, вариант с отсутствием какого-либо развития каких-либо событий. Наверное, так и надо. Наверное, все правильно. Так намного спокойнее - и тебе, и мне, и нашим супругам. Пусть будет так.

23:01 

Я хочу стать радугой в твоих ливнях... (с) И.Богушевская
Я шла вчера с работы: ветер мешал дышать, швырял в лицо клубы пыли и прошлогодней грязи, вызывал ненужные неуместные воспоминания.


Вот мы идем с Сережкой по улице. Ветер развевает полы его кожаного плаща и бахрому моей косухи. Его черные кудри и мои русые струи смешиваются в едином порыве, и мы смеемся, и все это так пафосно, так искренне и так до больного счастливо...


И я лишь сейчас, будучи женой и мамой, будучи взрослым человеком, понимаю, какое это тогда было счастье. И этот ветер. И наши созвучные сердца, которые стремились к одному и тому же - к юности, к радости, к ощущению себя нужными. Да, он всегда мнил себя очень печальным, "Обреченным"... Да, мне всегда казалось, что все вокруг - ненастоящее, и надо все изменить, и всех поменять, и тогда все будет так, как надо...
Но это была дивная юность, когда ветер вызывал лишь глупое желание идти навстречу, раскинув руки. Это сейчас я озабоченно думаю, что в такой ветер гулять нельзя, а вот дочкина группа наверняка на улицу выйдет - как бы не простыла моя ласточка... Это сейчас. А тогда не думалось ни о чем и ни о ком - просто было хо-ро-шо.


А мы и не знали, Сережка. Мы с тобой не знали тогда, что это и было счастье.








Как мне хотелось бы закончить эту глупую холодную войну. Но - кто знает, нужно ли оно тебе, и как отреагирует твоя жена, и, может, ты до сих пор не забыл меня (хотя это маловероятно), и тогда, конечно, ни к чему тебе это все.
Но как мне хотелось бы закончить эту глупую холодную войну. И общаться - пусть по минимуму, пусть раз в несколько месяцев, как, не знаю, как с Князем, но все же быть вписанными мелким-мелким белым шрифтом в белые жизни друг друга. Ничего не нужно - только легкую тень присутствия тебя в моей жизни.






Знаешь, я, наверное, все же до сих пор чуть-чуть в тебя влюблена.

22:29 

Я хочу стать радугой в твоих ливнях... (с) И.Богушевская
Наталья Маркова - моя новая болезнь.

И вот это - тоже:

14:22 

Я хочу стать радугой в твоих ливнях... (с) И.Богушевская
Товарищи, помогите, пожалуйста, моему садику победить!

Зайдите по ссылке anomir.ru/vote/Конкурс%20на%20лучшую%20куклу и проголосуйте за две самых последних фотографии - за Авдотью Изотьевну! А по ссылке anomir.ru/vote/Конкурс%20частушек%20к%20Маслени... - за видео "Частушки к Масленице - Теремок"!!!

 

С одного IP можно проголосовать только один раз, но если у Вас, кроме компа, есть еще и ноутбук... или, там, айфоооон..................)))

 

За голосование и перепост Вам будет благодарна куча взрослого и детского народа!))))



12:20 

Я хочу стать радугой в твоих ливнях... (с) И.Богушевская
...А все автобусы ушли в Рай...
Но продолжает Вера мне врать,
Что мой - еще в ночи!
Последний самый, мчит,
Чтобы довезти меня до этих Врат...
О, чтоб не опоздать...

(с) И.Богушевская

13:50 

Я хочу стать радугой в твоих ливнях... (с) И.Богушевская
...А еще мне ужасно нравится правильно питаться. Ну, конечно, эта система противоречит некоторым общепринятым принципам - в ней есть и сладкий кофе, и шоколад, и булочки. Но весь сахар и все вредности - только утром, а потом - триста-пятьсот граммов свежих или отварных овощей, не больше ста грамм мяса, крупы, нежирный творог, много воды и засыпание с полупустым желудком. Талия становится тоньше, кожа - чище, а настроение - лучше. Мне нравится вставать рано утром и почти сразу бежать к весам - и видеть там на триста, четыреста, семьсот граммов меньше, чем накануне вечером. Мне нравится смотреть в зеркало и видеть там стройнеющую молодую женщину, мне нравится заниматься любовью при свете и исподволь своим примером мотивировать мужа взяться за здоровье. Мне нравится ежедневно и ежевечерне одерживать над собой маленькие и на первый взгляд ничего не значащие, но такие решающие победы в виде равнодушных взглядов на мужнино ночное мороженое. Мне нравится носить дома платья и понимать, что я ношу их последние недели, что совсем скоро мне понадобится купить очередные два-три наряда нового, уже меньшего размера. А потом - еще меньшего. До размера мечты осталось всего две смены гардероба. И тогда можно будет ставить себе следующую женскую цель.

21:44 

Я хочу стать радугой в твоих ливнях... (с) И.Богушевская
Сегодня в мою дверь постучалась женщина. Я открыла ей - и была озадачена ее видом: очень ухоженная седая дама, одетая в какое-то невероятно старое дивное пальто, на ней очки, жемчуг, шарфик и замысловатая шляпка в тон пальто, спокойный прямой взгляд, . Я невольно отступила назад, и она прошла, неся в небольшой сумке крошечную собачку. Поставив сумку на пол и сдержанно улыбнувшись выбежавшей навстречу Вичке, она поздровалась со мной и очень вежливо попросила не отказать ей в стакане воды. Я не отказала и, заметив холеные, но чуть дрожащие руки, зачем-то предложила пройти и выпить чаю. Она согласилась - с благодарным достоинством, без смущения и неловкости. Вика в прихожей разговаривала с собакой, смирно сидящей в сумке, а я сидела рядом со странной гостьей и ждала от нее хоть слова. Но на мои попытки предложить ей сахар или печенье она отвечала учтивейшим отказом, а на мой вопрос, не против ли она общения собаки с ребенком, она только едва улыбнулась. Я сидела и не знала куда себя деть: ужасно хотелось понаблюдать за ней, но она, неотрывно глядя в окно, кажется, прекрасно видела мои глаза, поэтому я улыбалась Вике да посматривала украдкой на немолодые, но красивые руки.
Так прошло минут десять, после чего женщина встала, поблагодарила меня "за любезно подаренные мгновения отдыха", еще раз улыбнулась Вике, пожелала мне всего доброго и ушла, прикрыв за собой дверь и унеся в сумке очередную дочкину любовь. Я выглянула, сама не зная зачем, но женщины уже не было, хотя и лифт еще не приезжал. Видимо, она решила спуститься пешком - но как-то очень быстро она это сделала, я бы так только бегом успела.

Внимание, вопрос: что это было?..

13:35 

Я хочу стать радугой в твоих ливнях... (с) И.Богушевская
Выздоравливающая дочка сладко спит после сытного обеда, таблеток и ингаляций. В моей тарелке остывает брокколи с отварной курицей и яйцом, на столе меня ждет уже наполовину вышитый портрет девочки, похожей на Вику, в колонках звучит заново влюбившая меня в себя Ирина Богушевская. Я в платье и с маникюром, у меня накрашены глаза и сделана аккуратная высокая прическа, дома порядок, все чисто, выглажено и прибрано, на сайте все задания выполнены, осталось лишь дозвониться до программиста и сказать об очередных неполадках с выкладкой фотографий коллектива...
Я как-то по-домашнему счастлива, спокойна и совсем не чувствую себя клушей. Может, потому что халату так и нет места в моей жизни - мне просто некогда и некуда его надевать? Может, потому что я вот уже шестой день сижу дома, не выходя на улицу и никуда не торопясь?

Через несколько дней я собираюсь на встречу выпускников из колледжа. Я не видела всех этих девушек и одного парня 7-8 лет, кто-то из них сейчас в декрете, остальные делают карьеру, будучи главными бухгалтерами, начальниками отделов и старшими менеджерами. Я отлично помню их амбиции, и, судя по фотографиям, мало что изменилось. Раньше я отказывалась от этих ежегодных встреч, боясь увидеть и услышать, какие они все стройные, успешные и умные, и что-то невнятно промямлить в ответ, сидя в джинсах и размахайке, хоть как-то скрывающей складки на талии. А теперь я пойду на эту встречу в милом платье спокойной расцветки и длиною чуть выше колен, конечно, на каблуках и с убранными волосами - теперь мне нечего доказывать ни им, ни себе. Я искренне порадуюсь их офисным взлетам и ненароком похвастаюсь отсутствием какой бы то ни было рутины в моей жизни. Мне двадцать семь лет, у меня замечательный муж и чудесная дочка, возраст которой уже позволяет мне работать. Я работаю неполный день, поэтому мне хватает времени и сил на дом, и на себя. И пусть они зарабатывают сотни тысяч, а сидящие в декрете умудряются ходить по ночным клубам - я не хотела бы для себя ни того, ни другого. Мне нравится сейчас моя жизнь, моя работа и моя внешность. Я всего этого добилась и добиваюсь сама - но не как "самостоятельная и независимая женщина", а как женщина, любящая себя и мир вокруг себя.

Я пойду на эту встречу со спокойной душой и без всякой гордо поднятой головы - как птица не гордится, что она птица, а просто умеет летать, так и я не горжусь тем, что я женщина. Я просто умею любить.

23:54 

Восхитительно.

Я хочу стать радугой в твоих ливнях... (с) И.Богушевская
17.02.2014 в 23:03
Пишет bukreja:

Боян, конечно.
05.01.2013 в 20:11
Пишет sofi sofi sofi:



Любовь к себе – начало романа, который может длиться всю жизнь», так ведь?
Мы поколение почитателей Оскара Уайльда, у нас эта любовь к себе на наших внутренних флагах, в статусах Вконтакта и сумасбродных поступках.
Мне кажется, на самом деле мы не умеем любить себя, мы научены только жалеть.



Сворачиваться в burrito of sadness на неделю, закидываясь чипсами и распуская сопли так, что топят квартиры на три этажа вниз,
потому что у нас плохое настроение. Ставить будильник на 6 и бесконечно переставлять его, а потом ехать на работу с лицом про войну,
потому что ты себя пожалел и не встал делать зарядку. Каждый вечер смотреть сериал и бессмысленно лазить по одним и тем же сайтам,
а потом думать, что после 18.00 все полезные дела заканчиваются. Тратить деньги по минутной прихоти на какую-то
никому не нужную блажь, чтобы отказывать себе в хороших вещах. Пить дешевый коньяк, чтобы напиться, и экономить на косметике,
чтобы купить неудобные туфли, а потом искать в зеркале безупречно белую кожу, которая когда-то была – но почему ее нет?
Читать «башорг» вместо скучных, но важных новостей и разгрузочную книгу, сюжет которой забудется через день, вместо научных статей,
которые, если вдуматься, тоже интересны. Но так лень напрягать мозг, что лучше отдохнуть.


Так лень, что не выучить новый иностранный язык, не научиться делать оригами, не записаться на футбол на льду –
лучше сидеть дома и играть во что-то без особого желания, хотя, если делать это раз в неделю, удовольствия куда больше.
Так не хочется напрягаться, что лучше остаться в безопасности привычных стен, не краситься и не гладить рубашку (лень),
чтобы идти знакомиться с новыми людьми – и ведь если пошла бы, то была так рада. Впадать в мизантропию, потому что
кто-то посмотрел не так, как хочется, и сказал не то, что хотелось услышать. Думать, что тебе все должны, а ты ничего не должен.

Должен.



Потому что любовь к себе – это антоним жалости. Потому что любить себя – это контролировать худшие из своих слабостей,
ограничивать себя от того, что причиняет вред,, направлять себя по правильной дороге, сворачивать за правильный угол.
Потому что любовь к себе это бег по утрам, даже когда не хочется, и килограммы полезной еды, а не джанк-фуда.
Потому что это учить неправильные глаголы и рассказывать зеркалу тексты на еще непривычном языке и потом смотреть,
как тобой восхищаются, а не краем глаза пересматривать какую-то «Сплетницу». Потому что это вести учет расходов и в конечном итоге
покупать хороший виски, хорошую косметику, хорошие туфли и хорошие книги, а не диву даваться, на какую хрень ты потратил половину зарплаты.



Потому что любовь к себе – это открывать новое, а не вариться в старом. Потому что любовь к себе вне зоны комфорта, вне пледа,
монитора и чертовой квартиры, из которой не хочется выходить. Потому что любить себя – это быть строгим к себе,
не давать себе спуску, не останавливаться, не тлеть, а гореть, быть пожаром, а не тлеющими углями.
Делать то, что нужно, делать то, что важно.
По-настоящему, а не то, что ленивое уебище, которое хочет от жизни дивана, нашептало тебе на ухо.





Потому что любовь должна быть безжалостной. Без жалости. С вниманием и заботой к себе, со здравым смыслом, но без жалости.


(c)




URL записи

URL записи

22:50 

Я хочу стать радугой в твоих ливнях... (с) И.Богушевская
Знаете, я очень люблю свою работу. И я безумно благодарна заведующей, что она меня взяла, что она поверила в меня и что, кажется, пока не разочаровывается. У меня удивительная работа.
Да и разве это - работа?..


18:18 

Я хочу стать радугой в твоих ливнях... (с) И.Богушевская
Я читаю о чакрах и женском предназначении, ношу дома струящиеся платья и нежные украшения, улыбаюсь прохожим и учусь молчать и слушаться мужа. Мне все легче и легче решиться на перемены: оказывается, я так хочу создавать красоту своими руками, творить уют вокруг себя, восхищаться мужем и слушать женскую музыку. Я все чаще думаю об отказе от брюк и джинсов, все чаще хочу (пока только хочу) зайти в церковь для общения с Богом, а не за украдкой сделанными фотографиями, мне нравится намеренно усмирять свой шаг, свой нрав и свой ум. Мне нравится учиться быть Женщиной - мягкой, спокойной, покладистой. Недавний конфликт с продавцом в магазине вот уже неделю крутится в моей голове, я и так, и эдак обдумываю случившийся разговор с обозленной на весь мир женщиной, и каждый раз понимаю все больше. Как трудно переписать себя с войны на мир! Как трудно вовремя вспомнить, что я Женщина, а не баба базарная, как трудно почувствовать внутри улыбку в ответ на откровенное хамство!.. Но вода камень точит - и потихоньку, потихоньку я учусь молчать, улыбаться и абстрагироваться от неженского. Потихоньку я учусь не говорить бранных, грубых слов, учусь не сердиться на дочь и на детей в саду, учусь с любовью готовить и убирать в доме.

Я учусь и учусь. Я учусь учиться - возможно, вскоре мне это очень понадобится. И к тому времени я хотела бы уметь самое главное - быть Женщиной, быть счастливой и, тем самым, делать счастливее мир вокруг себя. Только многому, ох как многому еще нужно научиться. В глазах нередко мелькают злые огоньки, если я не согласна с кем-то, а с языка срываются слова, оскверняющие все мое женское существо. Дочка в силу возраста провоцирует и проверяет меня, устанавливает для себя рамки - а я всерьез сержусь, обижаюсь и читаю ей нотации. Считаю мужа неправым - и чаще говорю ему об этом, как будто доказать свою правоту - это и есть женская задача. Но, совершая ошибки, я обдумываю их, стараюсь извлекать уроки и вспоминать о них впредь. Это уже шаг - я знакома с собой, я знаю, как мне трудно признавать свои ошибки.

Я стала находить удовольствие в общении с женщинами - подруги, коллеги, девочки из худеющего марафона в контакте. Я слушаю других воспитателей: они, в основном, ругают своих и чужих мужей. Мужики пошли ужасные, безответственные, жадные, ленивые, неверные, грубые, лживые, несправедливые, прожорливые... И ни слова они не говорят о себе. Ну, то есть, говорят, конечно, что они-то для мужей все делают, и прощали их всегда, и карьеру ради детей оставляли, и любили, и молодые годы на них потратили, и смотри, Ира, ты, пока молодая, не совершай наших ошибок, люби себя! Зарабатывай побольше, а мужу не говори, и трать на себя! В крайнем случае, на ребенка, а лучше пускай на ребенка он тратится, ибо головой надо думать, а не другим местом, а ты смотри, смотри! Все равно ведь уйдет, или сама уйдешь, устанешь с ним мучиться, так вот не останься на улице! Думай, думай, наматывай на ус! Они все сволочи, все! Ты для них всё, а они - на диван да к любовнице!...

А я удивленно смотрю на них: Боже мой, ведь по пятнадцать-тридцать лет с мужьями прожили (одна вот мучается, другая недавно развелась, третья почти год как вдова) - неужто все так беспросветно? Неужто такие мужья плохие стали с годами? А главное - неужто сами жены действительно сделали все, ВСЁ возможное, чтобы наладить отношения со своими мужчинами?

Ну хорошо, ты родила двоих детей и бросила любимую медицину: он в чем виноват? В том, что пахал всю жизнь? Или в том, что ты решила не выходить на работу, пока они в школе, а сидеть с ними дома и делать уроки? Ты хотела их непременно сама выучить, все контролировать? Хорошо, но почему ОН виноват в твоей несложившейся карьере? Или ОН должен был сидеть дома с детьми, пока ты работаешь? И как бы ты четыре рта кормила со своей зарплатой фельдшера?.. А умер он от сахарного диабета - легче тебе стало без этого "тирана"? Или пусть бы на диване, пусть бы жадный, да живой?!..
Хорошо, ты простила измену с лучшей подругой, ты обстирываешь-обглаживаешь, кормишь-убираешь, обслуживаешь его и детей - ну так что же? Почему ругаешь его последними словами? Ну противен так - уйди, коли не стыдно... Ведь сама себя изгрызла этим презрением, разве нет?.. Ведь говоришь о муже - а глаза такие... тоскливо-злые, жестокий блеск в них, нехороший.
Хорошо, ты родила ему детей, он гулял, вы развелись. Зачем проклинать всех мужчин? Да, он снова счастлив, да и ты не одинока.... Ан нет, нынешний тоже нехорош: и дочку-то он от первого брака, сволочь такая, любит, и не перезванивает, хоть и обещает, и работу свою интересную обожает, в отличии, кстати, от тебя, которой все эти дети осточертели уже, видимо.

А самое главное: три женщины от сорока до пятидесяти лет, с разной судьбой, с разными характерами, с разными увлечениями. Их объединяет одно: отсутствие даже толики уважения к своим мужчинам. Нет, они их, возможно, в какой-то степени любят, но УВАЖЕНИЯ, желания СЛУЖИТЬ мужу - ноль. И ведь не спросишь, были ли у них мысли о своей женской сущности, была ли такая любовь к мужу, что хоть себя перепиши с начала, лишь бы сделать вашу семью по-настоящему счастливой... Засмеют. Скажут обычное "ты еще молодая, жизни не знаешь, ты НАС послушай... И ешь, ешь, пока естся, не думай о фигуре - потом уж, в старости наши болячки появятся, тогда и будешь худеть, хошь-не хошь!"...

А интересно узнать, ох как интересно - думали ли, мечтали ли, пытались ли....

Не верится мне сейчас, что когда-нибудь буду вот так вот о муже говорить - не со зла, не на эмоциях, а спокойно, как о погоде: ненавижу этого гада.

Может, и правда - жизни не знаю?..

22:57 

Я хочу стать радугой в твоих ливнях... (с) И.Богушевская
...У меня вдруг все по-другому, все иначе, все внутри, и я желаю добра и радости тем, кто меня терпеть не может, и я ношу дома платья и косы, и худею, и ем меньше мяса, меньше сладкого и совсем ничего жирного, а редкие вспышки на детей (есть у меня сейчас в групее "временные" дети, на год старше остальных, которые своей активностью и силой не дают другим спокойно играть) вызывают глубоко внутри сильнейшие угрызения совести. У меня - внезапно - появились новые цели и способы их достижения, и, Ольга Николаевна, я-таки обожаю Вас, только никому не говорите, за что (кроме, разумеется, той толпы, которая уже в курсе - с ней Вы можете детально все это обсудить))).

22:50 

Я хочу стать радугой в твоих ливнях... (с) И.Богушевская
И, если ты все же иногда, изредка, случайно почитываешь мой дневник - я получила твой привет, Сережка. И мне это безумно приятно. И отдельное спасибо за "Кошу".

22:48 

Я хочу стать радугой в твоих ливнях... (с) И.Богушевская
Несколько бессонных ночей и истерик, еле найденный костюм и в последний момент купленные сапоги, колючая синяя гирлянда в косе и пустая голова - и к нам пришла Снегурочка.
Одиннадцать пар восторженных детских глаз, почему-то безразличная мне камера, смятый листочек со сценарием на дальнем столе и подсказки музыкального руководителя - черт возьми, я, кажется, справилась. Я трижды пересмотрела видео, всякий раз находя в своем поведении все новые и новые ошибки, но это было впервые, я дергалась, нервничала, волновалась и переживала, и репетировала только дома и только шепотом, а в сапогах было безумно жарко... да нет, это ерунда. Просто это было впервые. И я вижу даже сама, что для первого раза - неплохо. И дети отвечали. И родителям понравилось. И музыкальный руководитель похвалила. И... и... Да неважно.

Важно другое: я безумно боялась понять сегодня, что нет-нет, это не мое, я не могу и не умею, я снова ошиблась с выбором профессии.............

Нет, не поняла. Мое. Смогу и научусь. Не ошиблась. Кажется, не ошиблась...

Мне там хорошо.

09:16 

Я хочу стать радугой в твоих ливнях... (с) И.Богушевская

....Я в тысячный раз максимально увеличиваю твою фотографию, и пытаюсь рассмотреть в ставших бессмысленными пикселях какой-то привет в свой адрес. Но - тщетно. Если вернуть изображению нормальный размер, то видны чуть ироничный взгляд, приподнятые брови, крупный нос, лысина и седина на висках. И ничего обо мне. Ах, конечно, ничего обо мне - ведь это совсем свежая фотография, сделанная через десятилетия после моего забвения.

А я - выросла. У меня чудесный муж и очаровательный ребенок, ненужное высшее образование и любимая работа не по специальности.

Да-да, папа, я выросла. На руках у мамы и бабочки с дедом. В обнимку с Достоевским и Толстым, с «Руки Вверх!» и с «Арией», с дневниками и соцсетями. С океаном комплексов и недомолвок с самой собой. С нелепыми закидонами, с устаревшими принципами, с дурацкими привычками.

Я тебя ждала. Очень ждала. Потом, конечно, ненавидела. Мечтала, как ты придешь внезапно ко мне в школу, а я тебе все красиво и жестоко выскажу, а вокруг будут стоять Бугаев, Глухоедов, Рыжков, Семилетов и прочие товарищи, и все они будут восхищаться мною и наконец зауважают, влюбятся и женятся на мне (все сразу, потому что выбрать из них и еще из доброго десятка «прикольных пацанов» я не могла).

Потом я тебя презирала. Презирала и (не поверишь!) жалела. Трусов ведь бывает жалко иногда.

А сейчас... Что сейчас? Я стала мудрее? Циничнее? Равнодушнее? Малодушнее?..

Сейчас, узнав почти наверняка, что ты жив и, как минимум, относительно здоров, я хочу... поговорить с тобой. Я хочу позвонить тебе и сказать «Папа, здравствуй...». Я не знаю, что я скажу потом. Но вчера я вдруг поняла, что ради счастья произнести эти два слова я все посольства вверх дном переверну, но найду номер твоего телефона.



И, прежде чем ты бросишь трубку - я все же услышу, как у тебя на миг перехватит дыхание.


22:38 

Я хочу стать радугой в твоих ливнях... (с) И.Богушевская
Из самого любимого:

Гость

Все как раньше: в окна столовой
Бьется мелкий метельный снег.
И сама я не стала новой,
А ко мне приходил человек.

Я спросила: "Чего ты хочешь?",
Он сказал: "Быть с тобой в аду".
Я смеялась: "Ах, напророчишь
Нам обоим, пожалуй, беду".

Но, поднявши руку сухую,
Он слегка потрогал цветы:
"Расскажи, как тебя целуют,
Расскажи, как целуешь ты".

И глаза, глядящие тускло,
Не сводил с моего кольца.
Ни один не двинулся мускул
Просветленно-злого лица.

О, я знаю: его отрада
Напряженно и страстно знать,
Что ему ничего не надо,
Что мне не в чем ему отказать.



Этому стихотворению скоро исполнится ровно сто лет - оно написано 1 января 1914 года.

Ах, Анна Андреевна, скоро исполнится ровно вечность, как я болею Вами.

00:19 

Я хочу стать радугой в твоих ливнях... (с) И.Богушевская
Я покрываю ногти ярким лаком, нетерпеливым движением головы поминутно отбрасывая назад влажные после мытья волосы. По телевизору идет "Безотцовщина" со Львом Прыгуновым и Надеждой Федосовой, и слезы капают с ресниц на гладкую кожу моих рук. В детской спит маленькая девочка, наревевшаяся после моего срыва - я накричала и наказала ее, в сущности, из-за ерунды, и теперь целуй-не целуй ее, спящую, а очередная царапинка в детской душе появилась. В телефоне очередное, привычное уже сообщение от абонента "Самый лучший" - "прилетел, все ок".

Я и устала от этих постоянных командировок, и благодарна им: в наших отношениях нет рутины, у меня есть много времени, чтобы подумать, проанализировать, решить, как нужно поступить в следующий раз. Конфликтных ситуаций теперь меньше, а разговоров, оканчивающихся каким-то решением - больше. Секс стал еще более эмоциональным, а спим мы, не переставая друг друга обнимать.
Но вот он улетел - и я понимаю, что опять у него всю неделю будет гонка, нервотрепка, переживания. В пятницу назначено торжественное открытие объекта, а там еще не то что стены не покрашены - даже розетки не сделаны. И ладно бы он дергался только из-за холода в раздевалке, который препятствует нормальной работе электронных замков - так нет же, его расстраивает, что у кассиров нет стульев. Хотя это вовсе не его вопрос.
И в этом он весь. И глубоко внутри я понимаю, что я такая же. Но все равно ругаю и успокаиваю его, конечно.




Я очень медленно, но неуклонно худею. Трех ушедших килограмм пока никто не видит, включая меня. Но я сама знаю, что становлюсь лучше. И нужно еще всего-то три раза повторить сделанное... и это получится, потому что привычка к нормальному питанию и ежедневным тренировкам уже сформировалась.
Я тщательно слежу за лицом, подумываю о стрижке и поддерживаю всегда идеальный маникюр. Дома я хожу в длинном летящем платье, а на улице - на каблуках, почти на шпильках. Я много улыбаюсь, много читаю, много вышиваю. Смотрю и слушаю то, что мне нравится: а нравится мне в последнее время Дикий ангел, Теория большого взрыва и Алла Пугачева времен СССР.

Да, я выросла в атмосфере обожания последней, и соглашаюсь с моей мамой, которая в ответ на все сплетни и факты из жизни Аллы Борисовны пожимает плечами и говорит: "Ну и что? ОНА это заслужила - поступать, как ей вздумается". Да, ОНА - заслужила. А еще я обожаю Аллегрову, Лещенко, Магомаева и Веселых ребят...
... Но это так, небольшое музыкальное отступления по мотивам недавней дискуссии с одним уже не интересным мне человеком.

А еще... еще я теряю людей. Я уже три тысячи лет не слышала Сережкиного голоса. Алексей звонил несколько месяцев назад и, не дозвонившись, потом не ответил на извинительную смс - а писать ему еще или звонить я боюсь, там жена не очень адекватно реагирует на женские имена на экране его телефона. Хеллс, Димка Назаров, Демон, даже уже Вадик - первые трое потерялись давно, не вспоминая меня и покинув мои воспоминания, последний появляется иногда, но то ли уже почти не о чем говорить, то ли мы слишком резко и слишком далеко друг от друга повзрослели...

Виртуальных друзей у меня очень мало, а таких, чтобы чуть ли не ближе реальных - всего один. Но неделя за неделей, и месяцы летят, а виной всему мой шутливо-кокетливый вопрос в переписке и его спокойно-возмущенная исповедь в дневнике через короткое время. И тишина, тишина, грозящая обратиться в вечное ожидание без всякой точки, как это было с Сережкой и с Хеллсом.

И... и мне вдруг о многом еще хочется написать, но завтра мне вставать в полшестого и, пожалуй, пора-таки подготовить нам с Вичкой одежду на завтра и ложиться спать...

00:15 

Я хочу стать радугой в твоих ливнях... (с) И.Богушевская
Товарищи, меня тут долго читала девочка с ником Маяк - я не могу ее найти, она, видимо, удалилась из моих ПЧ и сменила ник... если кто-то еще на нее подписан - киньте мне ссылку на ее дневник, пожалуйста!

Полночный листопад

главная