00:46 

lock Доступ к записи ограничен

на фоне европейских декораций я принимал советский циклодол
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

17:14 

lock Доступ к записи ограничен

не огорчайтесь, что я вам чужая. Я и себе не очень то родня...
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

14:32 

lock Доступ к записи ограничен

nice paranoide
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

20:54 

lock Доступ к записи ограничен

nice paranoide
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

09:13 

Доступ к записи ограничен

Кто там живет в колодце на самом дне? Кто до утра беснуется у ворот, криком клянет душу твою и род? © Ника Батхен
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

11:06 

Доступ к записи ограничен

Вечность кончится ровно в восемь, за минуту до полного счастья.
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

01:06 

lock Доступ к записи ограничен

Melorin
Impossible is nothing ©
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

22:10 

lock Доступ к записи ограничен

Моё сердце открыто для тебя.
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

14:01 

Москва и Питер.

Тэцу
Обезьяна мадрил из центральной Африки считается самой пестрой из приматов. Но я бы назвал самым ярко украшенным приматом начинающую гейшу из Дзиона. © Артур Голден.
Иногда они встречаются. Она и он. Московская девушка и питерец. Питерская девушка и москвич. Они встречаются где угодно — в любом произвольном городе, может быть, случайно — но оказывается, что это совсем не случайно. Когда такое оказывается — они договариваются, что встретятся ещё раз. И обязательно делают это.

Московская девушка и питерец стоят в утреннем зябком тумане на платформе и глядят друг на друга. Не может быть! А вот может.
— Я… — начинает было питерец, но его перебивают.
— Значит так, времени у нас мало, — тараторит его подруга. — Завтракаем в восемь тридцать, в кофейне, тут рядом открылась, об этом Афиша писала. Потом идём смотреть достопримечательности (следует список достопримечательностей — московских, питерских, киевских — каких угодно. Московская девушка как следует подготовилась с помощью путеводителя и навигатора). Обедаем в два часа вот тут. Я забронировала столик на двоих. Если у тебя денег нет — ничего, отдашь потом, мне вчера премию дали (следует вставная новелла о том, за что именно премия). Затем в три тридцать идём в кино, обязательно надо сходить, такой фильм модный, все только и говорят. После фильма прогуляемся до ресторана, окажемся там в восемь. И в десять ноль-ноль поймём, что нам делать дальше.
— ...тебя люблю, — продолжает начатую мысль питерец.
— Можно, то есть, в клубец прошвырнуться, а можно как-нибудь более романтично время провести… Ты что-то сказал?
— Люблю я тебя! — очень быстро, чтобы его опять не перебили, повторяет питерец.
— Правда? — меняется в лице московская девушка и сразу становится такой удивлённо-прекрасной, что питерец влюбляется в неё ещё раз.
— Тогда давай сразу начнём с романтичного! — решительно говорит она и вырывает из блокнота листочек с планами на день. Ни один москвич не говорил ей такого. «Чего-то ты раскомандовалась, дорогая» — это говорили, да. А вот чтобы сразу — о любви — это нет. Всё-таки питерцы — очень тонко чувствующие натуры, надо будет потом написать об этом в ЖЖ.

Питерская девушка долго мечется по платформе в поисках москвича. Нежный утренний туман давно рассеялся, вернее, это она разогнала его своими хаотическими передвижениями. Совершенно случайно она натыкается на москвича, стоящего там, где и договаривались.
— Ну, дорогая, чего ты хочешь? — галантно спрашивает москвич. Чтоб не говорила потом, что он раскомандовался.
— Я… хочу… — пауза, длиною в Петропавловский шпиль, — …завтракать!
Причём «завтракать» она произносит таким тоном, как будто вложила в это слово целую поэму Ахматовой.
— Где же ты хочешь завтракать? — интересуется москвич.
— Там! — указывает рукой питерская девушка в далёкую неопределённость.
— Нет, там, — говорит она через некоторое время и указывает в другую сторону.
— Или вон там? — поворачивается она на 180 градусов.
Время, приличествующее завтраку, стремительно уходит. Окончательно проголодавшись, москвич вталкивает нерешительную барышню в первое попавшееся заведение, и оно оказывается ничего себе, хотя завтраки там уже кончились. Но москвич хмурит брови, морщит бумажник — и оказывается, что два завтрака всё же есть, надо же, ха-ха-ха, как вам повезло.
— Чего ты хочешь теперь? — подобрев после трёх запеканок и пяти двойных эспрессо, улыбается москвич.
— Гулять… — произносит питерская девушка. — Гулять и любоваться!
Поскольку гулять и любоваться можно практически где угодно, этот пункт программы удаётся выполнить без потерь. Они гуляют и любуются, любуются и гуляют, пока не приходит время обедать.
—Там! — привычно помавает рукою питерская девушка, но москвич уже знает этот прикол, так что обедают они в нормальное, обеденное время в нормальном, обеденном зале.
После обеда они снова гуляют и любуются. До самого ужина.
— Ужин — это самый загадочный из всех приёмов пищи… — говорит питерская девушка, но москвичу это всё уже надоело.
— Поэтому ужинать будем дома! — строго говорит он и останавливает такси.
— Я люблю тебя, — уже в машине шепчет ему на ухо питерская девушка.
Надо же, какие умные, какие догадливые и решительные эти москвичи — всё понял и организовал в две минуты. Питерец бы послушно гулял и любовался ещё десять лет кряду.

Источник с иллюстрациями.

19:47 

хорошё сказал)

Мне плевать, что вы обо мне думаете. Бабушка говорит, что я солнышко. (с))))) бойся своих желаний... они имеют привычку сбыватсья!
я разлюблю тебя только тогда, когда немой скажет глухому, что слепой видел как безногий ходил по воде!

13:47 

Работа

debugger
добрый биоробот
13:13 

lock Доступ к записи ограничен

Ω All your base are belong to AZ. Ω
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

20:26 

lock Доступ к записи ограничен

Melorin
Impossible is nothing ©
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

23:50 

lock Доступ к записи ограничен

Melorin
Impossible is nothing ©
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

11:22 

litoops
вот и снова снег, а за прошедшее лето люди вовсе не стали добрей

19:11 

Chingisovna
Рахатлукумная *
В те дни, когда я был небольшого роста, я был деревом
я очень любил лазать по ветвям, рвать листочки, цветы и каштаны,
я мог спокойно прятаться в деревьях и мне за это ничего не было.
Затем настало время юношества. И я полюбил ломать ветки и собирать цветные листья,
закапываться в пряные ворохи готической листвы и нюхать ее, и подбрасывать вверх -- чтобы солнце пронизывало их жилки и язвочки. Вот что я любил.
Сейчас.. я люблю касаться суровых морщин на стволах. Они настолько тверды, что иногда мне кажется, будто они меня ненавидят.
А еще мне нравится смотреть из окна на хитрое переплетения ветвей: деревья стали похожи на паутину, а я мечтаю стать птицей .



03:29 

Chingisovna
Рахатлукумная *
Слушай своё сердце

Не торопись.

12:01 

lock Доступ к записи ограничен

homka3509
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

12:45 

О своём, о женском, о японском

debugger
добрый биоробот
Если придумалось две строчки, а дальше никак, достаточно слов «Вишни в цвету» в конце, чтобы получилось японское хокку.
Например:

Не ветер бушует над бором,
Не с гор побежали ручьи.
Вишни в цвету


или

Я помню чудное виденье:
Передо мной явилась ты —
Вишня в цвету


Для разнообразия в конец хокку можно помещать также строчку «Фудзи в снегу»:

Клён ты мой опавший,
Клён заледенелый.
Фудзи в снегу


Признак особого мастерства — сочетание этих двух строк, если фантазия остановилась только на первой придуманной строчке:

Вишни в цвету,
Во поле берёза,
Фудзи в снегу.

@темы: Анализируй это, Всё в дело пойдёт, Забавы и затеи, О высоком

05:31 

посвещаец %)

12oz.nean
перемолотый холодильником
29.07.2009 в 01:52
Пишет ми_:



URL записи

Полночный листопад

главная