Осенний луч
Я хочу стать радугой в твоих ливнях... (с) И.Богушевская
... Он приехал - все такой же бородатый, улыбчивый и в косухе. И все хорошо - мы трещим про Таиланд, пьем ром и смеемся, но не то, не то, не то. Он уговаривает меня заняться дайвингом, отмахиваясь на мои доводы вроде "я не хочу", "я боюсь воды и не считаю необходимым избавляться от этого страха" и "если у меня будут лишние деньги и время - я найду, на какие впечатления их потратить, помимо дайвинга". Он показывает свои тайские фотографии и не просит посмотреть мои. Он не спрашивает, как у меня с мужем - а я не спрашиваю, как у него с девушкой.

Так потрепаться о путешествиях я могла бы с любым папой из моей группы. Или из любой другой группы. Да с любым мужиком вообще. Рассказать то, что я рассказала ему, я могу кому угодно. Он переночевал в соседней комнате, на следующий день мы посмотрели ютуб, а потом он уехал. И... и мне не жаль было расставаться. И к вечеру у меня поднялась температура - почти до сорока. Отчего? Не знаю, на ровном месте.

Минус один. Теперь уже точно. Ведь мне есть что рассказать... и я хотела ему это рассказать, хотела посоветоваться, увидеть понимающий взгляд и услышать облегчающие ситуацию шутки.

Но я не могу рассказать о своих неурядицах любому папе из детского сада. Потому что ему это не интересно, потому что его это не касается.

Вадик, Вадик, Вадик. Все ушло, все пропало. Вся близость, все родство - было ли это вообще? Или привиделось, придумалось? Мне было девятнадцать, двадцать, двадцать три. Я гордилась тобой, идущим рядом. Мне казалось, что все мне завидуют - вон, какой красавец идет рядом со мной, настоящий Портос из советского шедевра.... Я всегда была в тебя влюблена - то сильнее, то слабее. Ты всегда казался мне необыкновенным, я расстраивалась, если ты не обнимал меня при встрече, а на шашлыках всегда старалась сесть рядом с тобой, ведь ты такой, такой........... Я подчас ненавидела себя за то, что не являюсь миниатюрной кареглазой брюнеткой - ведь именно от таких девушек ты всегда сходил с ума... А однажды ты сказал мне то, что я так жаждала услышать - и обоим стало неловко, и оба тут же это забыли, и снова стало все хорошо, а потом все потерялись, но я скучала по тебе, вспоминала Портоса с магнитофоном на мощном плече...

А Портос за десять лет не изменился, не повзрослел и не помудрел, разве что полысел чуть да еще поправился... Все как-то поверхностно, все не о том, все не так........ Или это я не такая? Я не знаю. Не осталось близких людей из той, юной жизни. Когда грустно - никому не хочется позвонить: у одного жена может возмутиться, у другой наверняка рядом девушка, третий будет слушать с досадой, что отнимаю время... Может, я излишне мнительная, может, все не так, но ведь и мне никто не звонит со своими проблемами. Мы все научились решать свои проблемы сами. Нам больше не надо собираться вместе, чтобы просто посмеяться. Нам не надо сидеть на кухне ночь напролет, слушать Рок-ФМ и пить амаретто канистрами. Нам не надо плакать на дружеской кухне, когда поссорились с любимым человеком. Мы больше не поедем на другой конец города в два часа ночи, если кому-то плохо...
Ой, нет, поедем! Да только никто никому не позвонит в два часа ночи и не скажет, что плохо.

Вот что главное.