Осенний луч
Я хочу стать радугой в твоих ливнях... (с) И.Богушевская
...Как так случилось?.. Еще два месяца назад ты говорил, что будешь мне рад, что соскучился и хочешь видеть, а сегодня - ты "в отношениях". Боже, как я за тебя рада. Боже, как мне больно. Ты необыкновенный, сильный, талантливый, умный, харизматичный, думающий, чувствующий, нежный, гордый... Это страшная ошибка судьбы, что ты до сих пор был один. Как чудесно, что тебя любят, что ты нужен, что тебе хорошо. Но почему мне так больно? Мне уже тысячу лет не было так больно. Кажется, в последний раз мне было так плохо в Волгодонске. Но тогда я любила, тогда рухнул мой придуманный мир, тогда перевернулась жизнь, а сейчас?.. Да нет, ну какая любовь, нет. Я просто очень давно очень к тебе хотела. Я была уверена, что ты всегла мне рад. Я не то что была уверена - я знала. А тут... нет, как же это хорошо, я всегда тебе этого желала, ты достоин любви как никто, и я всегда тебе говорила, что я - это так, я - это без шансов и только для ощущения близости, но тебе нужна достойная и прекрасная... Я всегда это говорила, я всегда тебе это желала, но... но, черт возьми, я не ожидала и половины той боли, что нахлынула на меня, когда достойная и прекрасная наконец появилась в твоей жизни. Хороший мой, славный мой, ненаглядный мой. Я удалила твой номер, но, увы, я знаю его наизусть. Я скорее прокляну себя, чем нарушу свое обещание не тревожить тебя больше, но зачем я знаю твой номер... как хорошо, что ни фамилии, ни адреса, ни Дня рождения, ни возраста... Лишь имя и отчество - да настоящие ли? Я никогда тебя не спрашивала... Телефон я забуду, я должна. Только первые три цифры, на случай, если захочешь попить кофе со мной, обсудить последнюю прочитанную книгу и последний питерский клип. Восемь пять шесть, восемь пять шесть, восемь пять шесть, восемь... только не дальше, только не дальше. Боже мой, как больно. Больше никогда, больше никогда. А ведь нужно-то - не прикасаться, не терять голову, не дышать с тобой, а только видеть темно-карий взгляд, слышать голос, голос, голос... только разговаривать - мне давно уже не нужно от тебя ничего другого. Но ты не сможешь, я знаю... я помню, что ты говорил... Как же я могу оставаться такой чистой, надо же, как не липнет ко мне никакая грязь, никакая гадость... так всем подряд не скажешь, такими глазами на всех подряд не посмотришь... Ты - не скажешь и не посмотришь... Конечно, никакого кофе, никакого смеха... В Питере пить, в Питере пить.... Я тебя никогда больше не увижу.... Как же я за тебя рада... как она вошла в твое большое израненное сердце, если ты отказался от меня... все хорошо, мой родной, я все честно тебе написала, я же не стала врать, что мне легко и хорошо, я вообще о себе ничего не сказала, кроме того, что буду рада поболтать, если ты захочешь... я действительно буду очень рада, только позови... хоть в Балашиху, хоть в Индию... Не позовешь... ты не из тех, кто зовет поболтать... а коли и не сложится - уже тоже не напишешь... ты меня слишком уважаешь, чтобы дергать туда-сюда. Но, Господи, пожалуйста, пусть сложится, женись на ней, пусть у вас будут дети, собака, счастье, все, что ты хочешь.... Боже мой, как пережить-то, откуда же я знала, что так больно будет... Славный мой, черт же дернул написать тебе именно сегодня, когда я так слаба, чтобы пережить эту радостно-убийственную весть....