16:29 

Я хочу стать радугой в твоих ливнях... (с) И.Богушевская
Как я не люблю это солнце... Оно слепит глаза, не дает взглянуть по сторонам, вызывает ненавистные слезы... Все блестит, все сверкает - листья, окна , волосы... Глазам больно, они могут смотреть лишь вниз, на такой же сияющий асфальт...
Как хорошо, когда небо предвещает дождь... Как я жду осени...

Забавно, меня недавно занесло на одно кладбище... Большое старое-престарое... Я никогда толком не была на кладбище. Этот, первый раз совсем не был готичным: я бродила по нему праздничным, солнечным днем.
Сколько людей! Каждый крест, каждый холмик, каждый букет цветов - чья-то судьба... чья-то смерть... Чьи-то счастье и горе...
1892-1959... 1921-2002... 1987-1994... 1965-2007...
Цифровые фотографии, гранитные памятники, деревянные кресты... Свежие розы, искусственные гвоздики, пыльные сорняки...
Люди, люди, люди... Целые город, целый мегаполис мертвых... Здесь, наверное, страшно ночью... Хотя нет, не столько страшно, сколько тихо... Очень тихо... Лишь вОроны...
Ворон... Как давно я не смотрела этот фильм... целую вечность... Ли... Джексон? Брендон? Энтони? Не знаю, я не сильна в киноактерах... Но, Боже мой, как давно я не смотрела этот фильм...
Как попасть туда ночью?.. Там, за забором, есть небольшая церковь... И ночью наверняка закрыто... Но там тихо-тихо... Никого нет... Никого из живых... Почему-то кажется, что ночью там можно услышать голоса... Увидеть души... Что-то понять...
Там тихо... Там нельзя слушать плеер и разговаривать по телефону... Нельзя... Они отдыхают... Они слишком устали... Хочется туда... Просто побыть там какое-то время, понять, что все пройдет...

URL
Комментарии
2012-03-22 в 19:30 

bukreja
Ceterum censeo Carthaginem esse delenda.
Просто побыть там какое-то время, понять, что все пройдет
Я иногда читаю книги, про всех этих людей, которые жили, чувствовали, надеялись, но теперь их не стало и ничего от всех этих бурь не осталось... это здорово отрезвляет и помогает справляться с любыми невзгодами.
Мне очень нравится завершение романа "Отцы и дети":
Есть небольшое сельское кладбище в одном из отдаленных уголков России. Как почти все наши кладбища, оно являет вид печальный: окружающие его канавы давно заросли; серые деревянные кресты поникли и гниют под своими когда-то крашеными крышами; каменные плиты все сдвинуты, словно кто их подталкивает снизу; два-три ощипанных деревца едва дают скудную тень; овцы безвозбранно бродят по могилам... Но между ними есть одна, до которой не касается человек, которую не топчет животное: одни птицы садятся на нее и поют на заре. Железная ограда ее окружает; две молодые елки посажены по обоим ее концам: Евгений Базаров похоронен в этой могиле. К ней, из недалекой деревушки, часто приходят два уже дряхлые старичка -- муж с женою. Поддерживая друг друга, идут они отяжелевшею походкой; приблизятся к ограде, припадут и станут на колени, и долго и горько плачут, и долго и внимательно смотрят на немой камень, под которым лежит их сын; поменяются коротким словом, пыль смахнут с камня да ветку елки поправят, и снова молятся, и не могут покинуть это место, откуда им как будто ближе до их сына, до воспоминаний о нем... Неужели их молитвы, их слезы бесплодны? Неужели любовь, святая, преданная любовь не всесильна? О нет! Какое бы страстное, грешное, бунтующее сердце ни скрылось в могиле, цветы, растущие на ней, безмятежно глядят на нас своими невинными глазами: не об одном вечном спокойствии говорят нам они, о том великом спокойствии "равнодушной" природы; они говорят также о вечном примирении и о жизни бесконечной...

     

Полночный листопад

главная